Строительная техника

Фрагмент крепостной стены Фрагмент крепостной стены

В Урарту существовали два основных вида строений, различающихся по стилю,— строения из отесанного камня и строения из сырцового кирпича. Первый вид зодчества, по-видимому, был связан с горными областями Малой Азии, второй же — со странами Месопотамии.

В Передней Азии с древнейших времен, начиная с энеолита, в строительстве применялся кирпич из глины, высушенный на солнце.

Как показывают археологические исследования урартских поселений и крепостей, постройки из сырцового кирпича были самым распространенным видом строительства, что отчетливо видно после раскопок на Топрах-кале, в Хайкаберде, на Арин-берде и на Кармир-блуре. Во всех этих местах, наряду с остатками сооружений из камней, имеется огромное количество развалин строений из кирпича.

Урартские кирпичи бывали различных размеров; в большинстве случаев они имели прямоугольную форму, но для перевязки швов в ряд прямоугольных кирпичей, в разной последовательности, клались кирпичи квадратной формы. В основе размеров этих кирпичей лежал урартский локоть, равный 51,8 см.

В цитадели Эребуни кирпичи были иного стандарта. Их длина (47,4 см), по мнению К. Л. Оганесяна, указывает на другую единицу урартской линейной меры. Соответственно размерам кирпичей внешняя стена цитадели Тейшебаини достигала 3,5 м, т. е. возводилась в десять рядов кирпичей, а внутренняя — 2,1 м,— равнялась шести рядам. Урартские кирпичи отличались по форме и размерам от обычных ассирийских квадратных кирпичей со сторонами от 0,32—0,38 м при толщине в 0,06—0,10 м; более крупные ассирийские кирпичи применялись при сооружении платформы зданий, но и они но длине не превышали 0,44 м. Урарты при изготовлении кирпичей в глину примешивали рубленую солому, остатки которой хорошо видны в постройках Тейшебаини и Эребуни, пользовались деревянными формами; штампы с иероглифическими или клинообразными знаками, характерные для месопотамских кирпичей, на урартских кирпичах не обнаружены, но иногда попадаются какие-то знаки, видимо, прочерченные пальцем по сырой глине.

Работы по строительству из сырцового кирпича были сезонными, производились они обычно в самый разгар лета. Из ассирийских текстов известно, что в жаркий месяц Сивап приступали к выделке кирпичей, а в месяц Аб, «укрепляющем фундаменты»,— к сооружению построек.

Строения в большинстве случаев возводились с преувеличенным запасом прочности, что указывает на отсутствие архитектурных расчетов.

В некоторых случаях первоначально изготовлялась модель здания; возможно, что эти модели и изображены в ассирийских дворцах в сценах приношения даров. Там среди драгоценной утвари, оружия, мебели мы видим небольшие «крепости», умещающиеся на ладони. Вероятно, подношение этих моделей одновременно служило знаком выражения покорности, сдачи крепости.

Для сложных построек составлялись также планы с указанием размеров отдельных частей сооружения. Среди древних памятников Месопотамии до нас дошло несколько образцов таких планов.

В шумерском городе Лагаше (середина III тысячелетия до н. э.) были открыты две каменные статуи, изображавшие правителя Лагаша, Гудеа, в виде архитектора. На коленях статуй показаны палетки с лежащими на них резцами для нанесения изображе-. ний и линейками. На одной из палеток — план сложного крепостного сооружения. Линейка с делениями на коленях Гудеа представляет меру длины (локоть), разделенную на 16 частей; пять из них имеют более дробные деления (от двух до шести), самое мелкое деление — 1/96 локтя. В нижней части линейки это деление в свою очередь разделено на две и на три части, воспроизводя, таким образом, 1/288 часть локтя.

Древнемесопотамские архитектурные планы сохранились и на глиняных табличках различного времени; на некоторых из них клинописью обозначены размеры отдельных частей построек.

Но надо заметить, что эти архитектурные планы никогда не выполнялись в масштабе, а представляли лишь схематический, эскизный план строения. Вероятно, дальнейшие археологические работы на территории Ванского царства дадут нам и урартские планы этого же типа, так как перед постройкой производилась разбивка площади. И тогда при изучении остатков урартского строительства можно будет установить размер основной древней меры длины — локтя.

При обследовании Кармир-блура архитектор А. В. Сивков обратил внимание на то, что все тесаные камни имеют одинаковую высоту примерно 0,52 (0,518) м и равняются длине кирпичей. Это совпадение дало повод А. В. Сивкову предположить, что камни и кирпичи соответствуют величине урартской единицы измерения19. Многочисленные промеры отдельных основных частей построек (длина и ширина комнат, размеры выступов и др.) дали цифры, кратные 0,52 (0,518) м, доказывая таким образом, что урартский локоть был близок подлине к ниппурскому (0,518 м). Это наблюдение подтверждается и тем, что ниша «Дверь Мхера», один из основных культовых урартских памятников, в высоту имела 5,18 м, т. е. ровно десять локтей.

Особенно ценны результаты наблюдений А. В. Сивкова, установившего, что одна из основных линейных мер древнеармянских архитектурных памятников оказалась очень близкой к урартской: 0,518—0,525 м. Этим хорошо подтверждается культурная преемственная связь Армении и Урарту.

Кладка стен урартских построек обычно была массивной и состояла из нескольких рядов кирпичей.

Перекрытия строений делались в виде бревенчатого наката, засыпавшегося сверху землей. Потолок подземного помещения на Топрах-кале подтверждает именно эту технику перекрытия, там можно различить изображения как несущего бревна, так и наката.

В Луврском тексте рассказывается о том, что Руса в городе Улху выстроил дворец и потолок его соорудил из кипарисовых балок, дававших прекрасный запах, и когда ассирийские войска вступили в Улху, то они дворец разрушили, а длинные кипарисовые стволы перекрытия обтесали топорами и отправили вместе с другой добычей в Ассирию.

Материалы из раскопок Кармир-блура, обработанные архитектором К. Л. Оганесяном, позволили реконструировать две системы потолочных перекрытий, доживших в Армении до наших дней. Для них использовались балки из сосны, тополя, дуба и, редко, бука (определения А. А. Яденко-Хмелевского). Потолок первого типа состоял из стесанных с одной стороны балок, плотно положенных друг подле друга, поверх которых укладывались слой камыша, затем сучья и второй слой камыша; верхняя же часть потолка, т. е. поверхность крыши, состояла из плотно утрамбованной земли. Потолок второго тина отличался от первого только тем, что в нем сплошное бревенчатое перекрытие было заменено клеткой из поперечных балок и продольных жердей, через которые был виден нижний слой тростника. Такой потолок был в кладовых для вина, исследованных в 1949—1950 гг.

Но наряду с таким плоским перекрытием существовали также перекрытия коробовым сводом, представление о которых дают большие комнаты пещерных помещений «Ичкала» и «Нафт-кую» (Ванская скала). Это нас не должно удивлять, так как в Ассирии арки и сводчатые перекрытия не были редкостью.

Ассирийские своды, согласно Страбону, вследствие недостатка дерева, выполнялись без применения кружала. Сущность этого способа заключалась в том, что свод возводился из отдельных отрезков, клавшихся наклонно и опиравшихся на щековую стену (т. е. отдельными наклонными арками).

Дверные проемы урартских построек иногда также имели арочные перекрытия. Сами же двери были деревянными, одностворчатыми или двустворчатыми, и обвивались металлическими пластинами. В надписях во дворце Саргона рассказывается, что двери были изготовлены из кипарисового и пальмового дерева, обшитого блестящей медью. Опорами дверей служили базальтовые блоки с углублением для дверной оси. А в помещениях цитадели Тейшебаини в проемах не были обнаружены углубления для дверной оси. По-видимому, в проем вставлялась деревянная рама, в которой дверь закреплялась, но рамы эти погибли при пожаре. И только в помещении № 28 (раскопки 1948 г.) были найдены остатки деревянной двери из толстых досок, скрепленных поперечными брусками и деревянными гвоздями. Около двери лежала часть запора, железная накладная петля, а в стену была вставлена балка с отверстием для задвижки.

Пол в помещениях цитадели в большинстве случаев земляной, утрамбованный, а в некоторых комнатах сложен из крупных сырцовых кирпичей, покрытых сверху слоем глины. В одном из помещений (№ 1) на такой обмазке были отчетливо видны отпечатки пальцев людей, выравнивавших поверхность пола.

Урарту
Читайте в рубрике «Урарту»:
/ Строительная техника
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам