Крепостное строительство

Фрагмент крепостной стены Фрагмент крепостной стены

По всему обширному Армянскому нагорью разбросаны развалины урартских крепостей, немые свидетели былой мощи Ванского царства. Иногда на камнях их стен можно видеть клинообразные надписи, в которых рассказывается о постройке крепости и упоминается имя соорудившего ее царя. При непрочном государственном объединении, державшемся главным образом военной силой, крепости в Ванском царстве имели исключительное значение. Как на всем древнем Востоке, урартские крупные поселения и города обносились крепостной стеной или имели сильно укрепленную цитадель, способную выдержать длительную осаду.

В 1956 г. древние крепости Ванского района были обследованы Бэрнеем, давшим краткое описание многих из них с приложением схематических планов.

Охранные крепости сооружались на труднодоступных местах, на высоких холмах иди утесах, господствующих над местностью. Обычно для них выбирался выступ горного кряжа близ горной речки или родника, расположенного выше крепости, и вода по каменным или керамическим трубам подводилась к крепости. Нельзя забывать, что вопрос водоснабжения крепости был вопросом первостепенного значения.

Из числа урартских крепостей, расположенных на неприступном утесе, особенно интересна крепость Амкуберд на берегу оз. Ван, в 10 км западнее острова Лим. Прибрежный утес со всех сторон имеет крутые и обрывистые склоны, и расположенная на нем крепость была доступна только со стороны озера: над самой водой вырублен проход в крепость. Таким образом, при осаде враг мог штурмовать крепость только с озера, и то при помощи плотов или лодок.

Крупные урартские поселения крепостного характера обычно занимали большую площадь, целиком или частично обнесенную стеной. Такого рода образцом является крепость Хайкаберд, занимавшая скалистый массив Болдага. Вся территория крепости, расположенной на нескольких холмах, делится на две примыкающие Друг к другу части, обнесенные стенами циклопической кладки (крепости I и II). Внутри стен различимы остатки круглых в плане жилищ из сырцового кирпича на каменном фундаменте, а в южной части крепости II находится большой земляной холм, образовавшийся от разрушенной постройки из сырцового кирпича.

Урартские крепости на окраинах Ванского царства, служившие административными центрами и местопребыванием урартских наместников с гарнизоном, обычно имели цитадель, отделенную мощной стеной от укрепленного поселения.

Таковы урартские крепости Закавказья: Дрин-берд, Кармир-блур, Нор-Баязет, Цовинар. Некоторые большие крепости имели отдельные форты, вынесенные вперед4, служившие часто целям охраны воды, которой пользовалось население.

Урартские надписи дают немного названий различных построек, не всегда еще достоверно переводимых. Крепости Закавказья в урартских надписях детерминируются или знаком город («город бога Тейшебы» — Кармир-блур; «город бога Халди» — крепость у Нор-Баязета), или же знаком дворец, буквально «большой дом» (в надписи о постройке крепости Эребуни). Последнее обозначение крепостей часто встречается в текстах с описанием походов. Возможно, термином город назывались административно-хозяйственные центры, а идеограммой и детерминативом дворец — крепости военного назначения, в которых находился дворец урартского наместника.

До сооружения крепости выбранный для нее холм или скала подвергались специальной обработке. Путем возведения подпорных стенок закреплялись склоны холма. Этот способ предохранения холма от оползней и размыва приводил к тому, что склон крепостного холма превращался в ряд террас, защищенных стенами; это увеличивало вместе с тем полезную площадь, которую можно было использовать под постройки. Разрушение подпорных стен нередко приводило к катастрофе. Например, в крепости у сел. Согютлу, на западном склоне Арагаца, наблюдались сильные оползни и размывы холма, после того как местные жители разобрали подпорные стенки, которые не отличались особенной массивностью.

Перед постройкой стен крепости обычно производилось выравнивание площадки; если крепость строилась на скале, то в скале вырубались ступени или углубления для камней основания, специального фундамента крепости не имели. Чтобы предотвратить размыв стен, в скале высекался желоб для стока воды. Такие желоба сохранились на северном склоне Ванской скалы, на том же самом месте, где имеются ступени, на которых покоилась древняя стена. Если стена или башня сооружались на краю холма, то склон холма первоначально облицовывался камнем, и затем уже возводилась стена. Нижние части высоких стен Ванской цитадели представляют как раз такую облицовку обрыва скалы. Облицовка скалы, являвшаяся одновременно и подпорной стенкой, подведена и под угловую башню Цовинарской крепости (Бельк ошибочно считал, что высота башни 8 м, тогда как на самом деле она была значительно ниже).

Стены урартских крепостей обычно строились по прямой линии, они имели выступы, наподобие контрфорсов, и изгибы. Урартские крепости сооружались либо целиком из камня, либо из сырцового кирпича на каменном основании; второй способ был более распространен. При разрушении крепостей верхняя часть стены, сложенная ил сырцового кирпича, быстро размывалась, и от стены оставалась лишь каменная кладка основания. Этим и объясняется, что большинство урартских крепостей в Закавказье имело невысокие, иногда менее 2 м, стены с очень ровной верхней линией. И совершенно очевидно, что в данных случаях перед нами не развалины крепостей, сооруженных из камня, а остатки каменного основания, на котором возводилась стена из сырцового кирпича.

Стены урартских крепостей были очень мощными; толщина их обычно превышала 3 м. Кладка состояла из двух рядов крупных камней с завалом из более мелких камней между этими рядами и сооружалась без связывающего материала. Стены иногда облицовывались тщательно обработанными камнями правильной формы или их поверхность покрывалась слоем глиняной обмазки. Остатки построек с облицовкой сохранились на вершине Армавирского холма. Хорошо отесанные базальтовые блоки лежали в основании цоколя стены на Арин-берде, а в Тейшебаини были открыты декоративные башенки и карнизы, сложенные из базальтовых блоков отличной отделки.

У западного подножия Ванской скалы находятся остатки древнейшей из известных урартских крепостей. Стена этого укрепления сложена из огромных известняковых глыб, правильно обработанных. Отдельные ее камни достигают 6 м длины при высоте 0,75 м. На стене сохранились три надписи на ассирийском языке, рассказывающие о том, что эта крепость была построена царем Сардури, сыном Лутипри, правившим в середине IX в.

Величина камней и мощность кладки «стены Сардури», как обычно называют эту крепость, отражают характерную для всех урартских построек особенность — преувеличенный запас прочности.

Изучая урартские постройки различного времени, можно наблюдать тенденцию уменьшения размера камней (например, в Закавказье). Здесь стены наиболее древних крепостей сложены из огромных камней циклопической кладкой, тогда как поздние крепости — из сравнительно мелких камней. Следует иметь в виду, что размер камней крепостных стен стоял также в зависимости от мощности всего сооружения, но это обстоятельство, однако, не противоречит общей тенденции уменьшения их размеров с течением времени.

Характерным образцом урартского крепостного строительства служит крепость на Ванской скале. Стены этой крепости были целиком сложены из камня, причем облицовка их состояла из больших камней, хорошо отесанных; при кладке стены тщательно соблюдался прием перевязки швов, так же как и в постройках из кирпича. Линия стены крепости на Ванской скале не была прямой, она разбивалась выступами, наподобие контрфорсов или ложных башен, без помещений внутри их. Ассирийские изображения дают нам материал для реконструкции урартских крепостей, особенно верхней их части, увенчанной зубцами. Каменные зубцы известны и по Ванской цитадели.

Из урартских памятников архитектуры лучше изученной считается цитадель города Тейшебаини. Громадная постройка занимала площадь около четырех гектаров и состояла из 120—150 помещений.

Северный и восточный фасады здания, примыкавшего к обрывистым склонам холма, имели неправильную, уступчатую в плане форму, соответственно поверхности Кармир-блура. Западный фасад выходил на просторный, огражденный крепостной стеной двор, имевший два входа — один в южной части, а другой в северо-западной. Основной вход представлял хорошо укрепленные ворота с двумя большими башнями по сторонам въезда и внутренним помещением, а второй, расположенный у северо-западного угла цитадели, состоял из небольших ворот, через которые свободно могла проехать повозка, и узкой калитки для пешеходов. Проем первых ворот был вымощен громадными, неправильной формы каменными плитами, а вторых — булыжником и галечником.

Стены цитадели, возведенные с преувеличенным запасом прочности, сложены из крупных сырцовых кирпичей на цоколе высотой около 2 м, сооруженном из огромных грубо обработанных камней. Камни цоколя, уложенные без раствора, были покрыты сверху глиняной обмазкой. Толщина внешней стены достигала 3,5 м, а внутренних стен — 2,1 м.

Здание, соответственно строительному материалу, имело прямолинейные формы; линия фасада разбивалась контрфорсами, а по углам цитадели стояли массивные башни. .Высота стен в различных частях была разной, от 6 до 12 м, так как все здание, в связи с рельефом холма, имело уступчатую форму.

Окна устраивались, по-видимому, в верхней части стены, под самым перекрытием, как это видно и на ассирийских изображениях урартских зданий, в частности на рельефе из дворца Саргона со сценой взятия Мусасира.

Полы в помещениях были на разном уровне, и из одной комнаты в смежную можно было попасть при помощи лестницы, деревянной или кирпичной, а иногда и пандуса — земляной наклонной насыпи. Соответственно ступенчатой форме здания окна комнат одного уступа выходили на крышу комнат второго уступа. Кроме того, для лучшего освещения центральных комнат устраивались также световые колодцы. Внутреннего большого двора, обычного в ассирийских дворцовых постройках, в цитадели на Кар-мир-блуре не было.

Около цитадели Тейшебаини, к югу и юго-западу от нее, располагался город, занимавший большую территорию и частично огражденный стеной. Город был построен по намеченному плану, имел длинные и широкие улицы, по сторонам которых тянулись кварталы жилищ. Исследованные кварталы состояли не из отдельных домов, а представляли постройку, в которой под общей крышей находилось несколько одно-типных жилищ. Каждое — из открытого или полуоткрытого дворика и двух жилых помещений. Вся постройка выполнялась из камня, без применения сырцовых кирпичей. Для отдельных ее частей, требующих более тщательной обработки,— баз для деревянных столбов, держащих кровлю, пяточных камней для оси двери и отдельных предметов хозяйственного или ремесленного назначения,— употреблялся туф, совершенно не применявшийся при сооружении цитадели. По архитектурным формам и строительным приемам постройки города существенно отличались от здания на холме. В то время как цитадель была сооружением, характерным для архитектуры государств Месопотамии и восточной части Малой Азии, широко использовавших в строительстве сырцовый кирпич, город, по-видимому, представлял образец закавказской строительной техники начала I тысячелетия до н. э. Таким образом, город, по типу и планировке повторявший древневосточные города, был построен с применением местной строительной техники и, по всей вероятности, силами подчиненного, возможно» пригнанного населения.

Урарту
Читайте в рубрике «Урарту»:
/ Крепостное строительство
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам