Обработка камня

Каменный топор Каменный топор

В центральной и северной частях Передней Азии не было недостатка в камне. Люди жили там среди скал, обрабатывали каменистую почву, применяли камень для строительства.

Весьма долго, уже наряду с бронзовыми и железными изделиями, в хозяйственной жизни продолжалось употребление каменных орудий: обсидиановых (реже — кремневых) ножей, скребков, вставных лезвий серпов и наконечников стрел. Все это можно встретить в закавказских могильниках первой половины последнего тысячелетия до н. э., а древние поселения дают нам громадное количество разного рода терок, ступок, терочииков и пестов как из туфа, так и из твердого камня (трахита и базальта).

И в Ванском царстве, как показывает археологический материал, камень прочно вошел в быт. Раскопки на Кармир-блуре дали значительное количество базальтовых зернотерок, ступок с пестами и чаш. Крупные камни зернотерок обнаружены у дверей временных жилищ, расположенных во дворе цитадели, такие же зернотерки были найдены и в самой цитадели (одна из них имела длину 60 и ширину 30 см).

Из базальтовых предметов, найденных на Кармир-блуре, выделяется крупное базальтовое блюдо (диаметром 55, высотой 12 см), правильной круглой формы и исключительно тщательной отделки.

Хорошо обработанные базальтовые блоки употреблялись и при строительстве. Из таких блоков сложен цоколь стен цитадели города Эребуни (Арин-берд). Верхние части цитадели Тейшебаини (Кармир-блур) были украшены башенками и карнизом из хорошо отесанных базальтовых блоков. На камнях выполнялись клинообразные надписи.

Нередко русло оросительного канала приходилось проводить в горах, создавая для него тоннель, а прокладывая дороги, урарты принуждены были зачастую врубаться в скалы.

Урартские крепости свидетельствуют об изумительном мастерстве древних каменотесов. На Ванской скале сохранились остатки многочисленных лестниц, площадок, ниш, а также обширных высеченных помещений. Сооружения в скалах встречаются почти на всей территории древнего Ванского царства, но о них речь будет в следующей главе, здесь же остановимся лишь на одном из памятников этой группы — на пещерном помещении около Баязета, имеющем около входа рельефные изображения. Баязет-ские наскальные изображения являются пока единственным памятником этого рода на территории Урарту и поэтому, несмотря на их плохую сохранность, представляют исключительный интерес.

По обеим сторонам входа помещены две колоссальные фигуры людей, обращенные вправо, выполненные плоским рельефом, а над входом находится изображение козленка. Люди облачены в длинные одежды, на головах у них небольшие остроконечные шапки (тиары), стоят они в молитвенной позе, с приподнятой вверх правой рукой, причем правая из фигур держит еще длинную палицу.

Отсутствие надписей и плохая сохранность этих своеобразных предметов не позволяют пока с полной уверенностью отнести их к памятникам урартского искусства, хотя Зарре и Герцфельд датировали его доахеменидским временем, с чем согласился и Леман-Гаупт. Последний, судя по одеждам фигур, склонялся отнести Баязетский рельеф к образцам индийского искусства.

Если Баязетский рельеф действительно относится к урартскому времени, то он является редким образцом монументального урартского искусства. Недавно в Адиль-джевазе были обнаружены шесть камней из постройки с частями рельефа, изображающего бога (вероятно, Тейшебу), стоящего на быке, перед божеством, и за ним были помещены «деревья жизни». Рельеф был очень крупным, около 3 м высотой.

Из крупных каменных скульптур Ванского царства до нас дошла лишь одна сильно поврежденная статуя из серого базальта. Верхняя часть ее обнаружена в 1898 г. у Ванекой скалы во время работ германской археологической экспедиции, позднее был найден и обломок нижней части памятника. В настоящее время обе части хранятся в Государственном музее Грузии, где они смонтированы в одно целое.

Голова статуи и вся нижняя часть фигуры отбиты. Высота сохранившейся части равняется 1,28 м. Можно заключить, что вся статуя в целом достигала человеческого роста. Все детали фигуры выполнены невысоким рельефом. В верхней части сохранились завитые волосы, ниспадающие на спину и плечи, и суживающаяся борода. Руки сложены на груди, правая держит палицу или плеть с раздвоенным концом, а левая — лук и стрелы. С левой же стороны изображен длинный меч, висящий на портупее.

Формы фигуры и ее отделка выполнены без деталей, что придает всей статуе архаический облик. Это позволило некоторым исследователям связывать рассматриваемый урартский памятник с древнеассирийской скульптурой (статуи Ашурнасирпала II и бога Набу в Калху).

Отсутствие головы не дает возможности с достоверностью решить вопрос, изображает ли эта статуя царя или бога, так как на такой вопрос можно ответить, только имея представление о головном уборе. Вероятнее всего, статуя изображает не бога, а урартского царя, и притом царя первого периода истории Ванского царства.

При раскопках на Топрах-кале найден небольшой обломок камня (высотой около 17 см) с изображением сцены поклонения священному дереву. Сохранилось лишь изображение верхней части фигуры царя в молитвенной позе, с приподнятой правой рукой, держащего в левой руке ветку дерева. Фигура царя выполнена низким рельефом и инкрустацией, ныне не сохранившейся. Вставными были лицо, руки, бахрома и квадратные украшения платья, детали тиары и ветка дерева. Таким образом, серый камень фона и основного контура изображений был инкрустирован белым и цветным камнем, а возможно, и металлом.

Инкрустация камнем — излюбленный прием урартского искусства. Вспомним хотя бы бронзовые, покрытые листовым золотом, фигурки тронов: лица этих сказочных полулюдей-полуживотных вырезаны из белого камня, со вставными глазами и бровями, платье и крылья также украшены цветной инкрустацией. На Топрах-кале найдено много изображений рук, сжатых в кулак или с вытянутыми пальцами, вырезанных из мягкого белого камня и имеющих углубления для закрепления их штифтами.

Эти изображения считали предметами магического назначения, но мне кажется более вероятным, что они представляли собой части каменной инкрустации. Ниже мы остановимся на каменной разноцветной инкрустации пола одного из зданий, раскопанных на Топрах-кале.

Стены урартских зданий также иногда украшались каменными панелями с вырезанными на них изображениями. Раскопки, произведенные И. А. Орбели на Топрах-кале, дали много обломков такого фриза из красного мрамора, на котором были изображены быки (сохранились лишь части туловища) и деревья, заключенные в орнаментальную рамку.

Изображения быка на рельефах из Адильджеваза также очень близки по стилю к резьбе на фризе из раскопок И. А. Орбели. Все туловище быка покрыто мелким орнаментом, аналогичным гравировке, которой украшены фигуры быков на бронзовых щитах из храма на Топрах-кале и статуэтки тронов. Такие крупнейшие знатоки древнего искусства Передней Азии, как Зарре и Герцфельд, без колебания считали изображение быка из Адильдже-ваза характернейшим образцом урартского искусства, что впоследствии и подтвердилось.

Мелкие изделия из камня были очень распространены в Ванском царстве. Из мягкого камня изготовлялись, например, головки животных, известных по раскопкам Топрах-кале и Кармир-блура. Из жировика и змеевика вырезано большое количество дошедших до нас урартских печатей, дисковидных, конических или в виде гирек, с ушком в верхней части. Нижняя их часть, а у печатей третьего типа и боковые стороны покрыты мелкими, тщательно вырезанными изображениями.

Но мелкие каменные изделия изготовлялись не только из мягкого камня. До нас дошли обломки небольшого сосуда из красноватого порфира с фигуркой лежащего бычка и маленькая плакетка (длиной 10 см) из базальта с изображением «молнии» (возможно, символом бога Тейшебы).

В двух кладовых северо-западной части цитадели Кармир-блур в 1955 г. были найдены две коробочки из стеатита, обе с крышками, отодвигающимися на штифте. Первая из них. (несомненно, урартского происхождения) имела нижнюю часть, напоминающую пиалу, разделенную мелкими ложчатыми выступами; на ее плоской крышке вырезано священное дерево со стоящими по его сторонам фигурками крылатых гениев с птичьими головами. Вторая каменная коробочка, возможно, неурартская. Стенки ее украшены рельефным изображением сцены охоты (животные, всадник, коленопреклоненный лучник, воин с кинжалом в руке). На крышке помещена скульптурная фигурка лежащего льва. Очень вероятно, что этот предмет происходит из областей северного Ирана, хотя крышка имеет аналогии и в Средиземноморье. Обработка крупных камней железным теслом и бучардой, а мелких каменных 'изделий железным резцом была в Ванском царстве обычной техникой. Резцом же выполнялись на каменных стелах, камнях построек и скалах клинообразные надписи, поражающие иногда тщательностью работы.

Следует еще упомянуть многочисленные бусы из полудрагоценных камней. Особенно излюбленными были шаровидные бусы из красного и розового сердолика. Их отделка говорит о высокой технике обработки камня (сверление различными способами и полировка его).

Урарту
Читайте в рубрике «Урарту»:
/ Обработка камня
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам