Садоводство и виноградарство

Садоводство в Передней Азии Садоводство в Передней Азии

Передняя Азия — родина многих плодовых деревьев, разводимых там с древнейших времен. Исторические документы свидетельствуют о пышном расцвете садоводства в древних странах Месопотамии и в горных областях. Постоянные культурные сношения стран Передней Азии друг с другом привели к тому, что достижения в культуре садоводства одного района передавались другому, так что теперь очень трудно установить действительную родину того или иного культурного растения. Возможно, что культура винограда возникла в нескольких местах земного шара, независимо друг от друга, и это привело не только к созданию различных видов винограда, но и к различным способам его возделывания. То же можно сказать и про многие фруктовые деревья. Значение заимствования культурных растений отразилось в языке и в терминах.

Согласно ассирийскому преданию, Саргон Древний (начало III тысячелетия), совершив поход в Каппадокию, вывез оттуда два сорта смоковниц, виноградную лозу, розу и другие растения. Ассирийские тексты рассказывают нам и о более поздних попытках акклиматизации растений. Так, Синахериб в садах Ниневии разводил плодовые деревья и растения других стран. Он даже отмечал, что некоторые из них растут у него лучше, чем на своей родине. Интересно указать, что Синахерибом было ввезено в Ассирию «дерево, приносящее шерсть».

Урартские цари также уделяли большое внимание садоводству. Садоводство в Закавказье существовало задолго до прихода урартов, и поэтому в урартскую эпоху происходит расширение территории садов.

При раскопках на Кармир-блуре обнаружено пока небольшое количество остатков плодов. В одной кладовой оказалась кучка слив-алычи, в других найдено несколько половинок яблок, целый плод айвы, косточки мелкой вишни (определение А. М. Вермишян). А в одном сосуде сохранились остатки плодов граната (куски корки плода). Обнаружены так же орехи, обугленный цветок граната и одна бусина, изготовленная из косточки персика.

В 1948 г. были найдены также семена культурного арбуза (Citrullus aedulis Pang). Принадлежность этих семян культурному арбузу, а не дикому (Citrullus colocynthis L.) подтверждается хорошо сохранившимся и ясно выраженным ободком и рубчиком по краю семян, что совершенно отсутствует у диких арбузов (определеннее. С. Хачатряна).

Кроме садов, урарты насаждали также и рощи деревьев. В надписи у оз. Кешишгель говорится об устройстве «виноградника, рощи, посевов и сада», причем для слова «роща» употреблена соответствующая ассирийская идеограмма: kistu.

Виноградники в урартских текстах упоминаются очень часто; иногда в виде ассирийской идеограммы, а иногда и в урартской фонетической передаче — (GIS) uldi; отождествление этого урартского термина с ассирийской идеограммой «.виноградник» в настоящее время бесспорно. В Ванском царстве виноградарство было широко распространено и имело многовековое развитие, так как Армянское нагорье является одним из мест, где культивировалась виноградная лоза. Были даже сделаны попытки искать прародину винограда в Армении.
В древности особенно ценилось вино из горных районов Передней Азии, и недаром даже во времена Геродота славилось вино из «земли армениев». Оно привозилось и в северную Месопотамию, несмотря на то что виноградная лоза культивировалась там с древнейших времен. В южном Двуречье из-за неблагоприятного климата виноградарство развито слабо.

Ассирийские изображения передают нам виноградники двух видов: один, состоящий из пышных кустов, другой — из лоз, свободно вьющихся по деревьям. Оба эти вида встречались в центре Ассирии; первый дан в сцене возведения дворца Синахериба в Ниневии, а второй — на изображении дворцового парка Ашурбанипала.

Сорта винограда, разводившегося урартами в Закавказье, нам хорошо известны по кармир-блурским материалам. Раскопки дали большое количество углей виноградной лозы и семян винограда, свидетельствующих о разнообразии культивируемых сортов. Обнаружены семена винограда не только сортов воскеат (харджи), но и мехали, арарати (хачабаш), кишмиша (назели, еревани), а также некоторых сортов черного винограда. На одном деревянном блюде были найдены остатки изюма из сорта типа кишмиш. Изюм этот хранился в прессованном виде (определение С. А. Погосяна).

Виноградники в Ванском царстве находились как в частном, так и в государственном владении;) существовали также виноградники, принадлежавшие и царствующему дому. Около сел. Катепанц, на левом берегу «канала Шамирам», был обнаружен камень с трехстрочной клинообразной надписью, повторенной дважды: «Таририи, дочери Менуа, этот виноградник. Таририахинили имя (его)». Этот камень с надписью, показывающей, что виноградник принадлежал урартской царевне и носил ее имя, лежал на искусственной террасе, т. е. на том месте, где был разведен сад. Таким образом, мы можем судить и о размерах сада: терраса имеет в ширину около 18 м и в длину около 70 м; с нее открывается очень красивый вид на Ванское озеро, на цепь гор и на Сипан-даг. Вряд ли выбор этого места для разведения виноградника царевны был случайным.

У нас недостаточно сведений об урартском виноделии. По существу говоря, мы только знаем, что у урартов было вино, но способ его приготовления, сорта и качество остаются

Очень вероятно, что обломки крупных сосудов с клинописными отметками емкости, найденные на Тонрах-кале и в Хайкаберде, являются остатками карасов для хранения вина. На Гопрах-калебыла раскопана часть кладовой для вина, в которой находилось около 20—25 крупных карасов, вкопанных в земляной пол. Небольшая кладовая с подобными карасами была обнаружена и в Дур-Шаррукине, в здании около дворца Саргона.

При раскопках 1949, 1950, 1953— 1955 гг. в цитадели города Тейшебы, на Кармир-блуре, было открытой исследовано семь кладовых, предназначенных для хранения вина. Первая из них (№ 25), площадью более 300 кв. м, содержала 82 караса, 13 вделанных в земляной пол и расположенных в четыре ряда. Всекарасы имели обозначения емкости в мерах акарки и теруси, частью выполненные клинописью, а частью иероглифами. Удалось установить, что акарки равнялась примерно 240 литрам, почти вдвое превышая величину, установленную Леман-Гауптом. Теруси равнялась ее девятой или десятой части.

Вторая кладовая (№ 28), отделенная от первой проходной комнатой, по размеру немного меньше первой, вмещала 70 карасов (рис. 12), на которых были только иероглифические обозначения мер. Винные карасы имели емкость 800—1200 литров.

Таким образом, две винные кладовые насчитывали 152 караса вместимостью около 150 тыс. литров.

В небольшой кладовой (№ 29) около этих винных погребов был открыт склад посуды для вина, состоявший из 1036 красных лощеных кувшинов с одной ручкой, 55 плоских чаш и 16 сосудов разного рода. Такое громадное количество кувшинов вполне соответствовало большим запасам вина, хранившимся в цитадели города Тейшебы.

В 1953 и 1954 гг. в центральной части цитадели Тейшебаини открыто еще четыре кладовые для вина (№ 40, 46, 47, 48), в которых было не менее 130 карасов (одна кладовая в разрушенном состоянии). Карасы имели как иероглифические, так и клинообразные обозначения емкости или количества вина; так как на некоторых карасах видны два различных обозначения.

Седьмая кладовая для вина с 48 карасами, имевшими лишь иероглифические обозначения, была обнаружена в 1957 г., в северо-западной части цитадели.

Все упомянутые кладовые находились в первом этаже, в сырых помещениях, лишенных дневного света. Большое количество глиняных светильников, обнаруженных как в самих кладовых для вина, так и в помещениях, где были сложены кувшины, подтверждает предположение, что в кладовых было темно, а о сырости свидетельствуют косточки жаб (определение С. К- Даля), найденные около карасов. От кладовых, размещенных в первом этаже, отличается крупная кладовая для вина (№50),площадью около J32 кв. м, расположенная на уровне второго этажа. Так как деревянное перекрытие или сырцовый свод не смогли бы выдержать тяжесть карасов, заполненных вином, то помещение первого этажа было целиком забутовано камнем. Карасы в этой кладовой установлены по пяти в ряд, без проходов, и общее их число было около ста (.сохранились лишь днища карасов в западной части помещения).

Эта кладовая, очевидно, не имела крыши, назначение ее не совсем ясно, но несомненно, что большая работа по забутовке помещения первого этажа была произведена для того, чтобы создать, по мнению Л. М. Джанполадян, на возвышенной части цитадели хорошо прогреваемую солнцем и защищенную от пыли площадку для каких-то процессов виноделия. Выдержанное на солнце вино становилось густым и сладким, а мы знаем, что такое вино было распространено в древности в Греции. Араратская равнина дает виноград высокой сахаристости, из которого можно получить густое и сладкое вино, выдерживая его длительное время в карасах на открытом воздухе, под лучами солнца.

Раскопки Кармир-блура до 1958 г. показали, что в крепости находились кладовые для вина, вмещавшие около 400 карасов, каждый емкостью от 800 до 1200 литров. Ка-расы не были однотипными, они отличались и формой венчика и приемами украшения. Видимо, они изготовлялись в разных мастерских, на что указывают и различные знаки, помещенные на массивном венчике караса до его обжига (кресты, пятилучевые звезды, три углубления, вертикальные линии с кружками).

Раскопки кладовых выявили также некоторые детали, связанные с хранением вина. Найдены крупцые глиняные воронки для переливания или смешивания вин. В одном из помещений обнаружены не вкопанные, а стоящие и лежащие на полу карасы, около которых лежали куски серы. Это обстоятельство указывает на то, что уже в урартское время применялось окуривание карасов серой (для дезинфекции).

Винные погреба были обязательной принадлежностью каждой крупной урартской крепости. Так, при описании похода Саргона в Урарту указывалось, что в пограничной крепости Панзиш имелись, кроме запасов зерна и масла, запасы вина.

В том же тексте Саргона рассказывается о разграблении ассирийцами в городе Улху «потаенных винных погребов», переполненных вином, и о том, как ассирийские воины тянули душистое вино через трубки, как речную воду.

Наряду с вином излюбленным напитком в Передней Азии было пиво; оно приготовлялось обычно из ячменя, но существовало пиво, приготовлявшееся из эммера или проса. По древним переднеазиатским клинописным текстам известно большое число названий различных сортов пива; дошли до нас также и рецепты их приготовления. Во время раскопок на Кармир-блуре были обнаружены чан для вымачивания ячменя и два крупных сосуда удлиненной формы, в которых приготовлялось пиво; в одном из них был солодовый ячмень, а в другом — просо.

Урарту
Читайте в рубрике «Урарту»:
/ Садоводство и виноградарство
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам