В великом городе Баб-или

Вавилонская башня Вавилонская башня

«Вавилон устроен так прекрасно, как ни один известный нам город!» — восклицал Геродот.

Его высокие кирпичные стены были видны всем путешествующим издалека. Тем, кто попадал в Вавилон, город казался пестрым смешением народов. Среди его обитателей были потомки исконного населения, жившего здесь уже много поколений, а также множество паломников, торговцев, приезжих из разных стран.

Вавилон был основан шумерами еще в III тысячелетии до нашей эры. Тогда это был небольшой городок, не игравший сколько-нибудь заметной роли в жизни страны, хотя он и получил от своих основателей гордое имя Кадингирра, что по-шумерски означает «Врата Бога».

В 1894 году до нашей эры Вавилон захватил аморейский вождь Суму-абум, первый его царь и основатель I Вавилонской династии. Едва начав царствовать, он возвел вокруг Вавилона стены. К этому времени населяли город в основном семиты, а не шумеры. Его древнее название было переведено на аккадский язык и стало звучать Баб-или, Вавилон.

При Хаммурапи Вавилон превратился в главный город страны. С этого времени на протяжении 15 веков он оставался экономическим/политическим, культурным и духовным центром Древнего Востока. «Память о нем жила постоянно, даже тогда, когда его руины покрылись землей и превратились в холмы Бабиль, Каср, Амран ибн Али, Меркес, Хомера и другие» (В. А. Белявский).

Развалины Вавилона привлекли внимание археологов в середине XIX века. Систематические раскопки города проводил в 1899—1917 годах немецкий археолог Роберт Кольдевей. Так был открыт Вавилон времен Навуходоносора II и Геродота — времен его наивысшего могущества и великолепия. В отдельных местах были обнаружены слои, относящиеся ко II тысячелетию до нашей эры, но вообще о периоде Хаммурапи можно было судить лишь на основании случайных находок.

Кольдевей весьма выразительно описывал трудности, с какими он столкнулся при раскопках: «Если многие античные руины завалены кучами обломков и мусора, достигающими высоты от 2 до 6 метров, то здесь приходится часто преодолевать груды щебня высотой 12, а то и 24 метра; масштабы развалин вполне соответствуют огромным размерам этой некогда обитаемой территории».

В разгар Первой мировой войны раскопки пришлось прервать из-за наступления английской армии. Огромная площадь города к тому времени была исследована только в важнейших местах. Но и после Второй мировой войны в Вавилоне проводились лишь отдельные раскопки.

Вавилон представлял собой почти правильный четырехугольник, стороны которого были сориентированы по четырем странам света (у вавилонян они не совпадали с нашими). По данным А. Л. Оппенхейма, площадь Вавилона в VII — VI веках до нашей эры составляла 10,1 квадратного километра. В городе проживало не менее полумиллиона человек.

Аристотель в «Политике» приводит рассказ о поразительных размерах этой «столицы Востока»: «... уже три дня прошло, как Вавилон был взят, а часть жителей города ничего еще об этом не знала».

Вавилон и по современным меркам был бы большим городом, а в древности выглядел настоящим гигантом. В то время, если не считать некоторых городов Индии и Китая, с ним могли поспорить лишь Ниневия, Карфаген, Александрия и Рим, причем в VI — IV веках до нашей эры Вавилон вообще не имел соперников — Ниневия была разрушена, а время других мегаполисов еще не пришло. Не случайно, и Геродоту, и сподвижникам Александра Македонского он казался каким-то фантастическим городом, подобного которому не увидать. Даже в Средние века с Вавилоном могли соперничать только византийский Константинополь и мавританская Кордова.

Река Евфрат, протекая с севера на юг, делила Вавилон на две неравные части: на левом берегу находился Старый город, а на правом — меньший по размерам Новый город. Вокруг Вавилона располагались финиковые и фруктовые сады, виллы богатых горожан, поселки и хутора, где жили земледельцы и садоводы.

На северо-западе Старого города высился царский дворец. Его окружали мощные стены протяженностью 900 метров. Дворец казался настоящей крепостью внутри города. Для защиты его со стороны реки прямо посреди Евфрата был возведен бастион, вплотную примыкавший к дворцу. Воды Евфрата, огибая бастион, не могли подмывать стены царских покоев.

Место для дворца было выбрано отменно: близость реки приносила прохладу, а росшие на берегу пальмовые рощи — тень и свежесть. Сюда не доносился городской шум; территория, прилегавшая к дворцу, была почти не заселена.

Дворец состоял из пяти комплексов, каждый из которых включал открытый двор, окруженный различными постройками. Центральную часть дворца занимал самый большой третий двор (60 х 55 метров). Здесь находилась официальная царская резиденция и громадный тронный зал длиной 52 метра и шириной 17 метров. В этом зале царь устраивал приемы, сюда являлись иноземные послы и вассалы, приносившие дань. Как отмечает А. Л. Оппенхейм, этот зал «соответствовал целле храма, где восседало божество».

Уже сам вид зала изумлял гостей, ибо вся его наружная стена была покрыта рельефами из цветного кирпича, напоминавшими рельефы, что украшали Дорогу процессий. В надписи, оставленной Навуходоносором II, говорится: «Серебро, золото, драгоценные камни, все, что великолепно и прекрасно, все добро и имущество, украшение величия собрал я в нем, я сделал его гигантским вместилищем царских сокровищ». В комнатах позади тронного зала находились фонтаны, изливавшие особенно чистую воду. В царском дворце размещались также различные канцелярии. Сюда стекались донесения со всех концов страны, отсюда осуществлялось руководство хозяйством, здесь контролировалось поступление налогов.

Дворцовый комплекс включал еще одно, единственное в своем роде сооружение — знаменитые Висячие сады, одно из семи чудес света. Вавилонский историк Берос, писавший в начале III века до нашей эры, рассказывает: «При своем дворце царь (Навуходоносор И. — А. В.) велел соорудить каменные возвышения, совершенно похожие с виду на горы, обсадил их всевозможными деревьями и устроил так называемый висячий сад из-за желания своей жены, происходившей из Мидии, иметь такую вещь, к которой она привыкла у себя на родине» (Иосиф Флавий. «Иудейские древности»).

Как показали раскопки, Висячие сады занимали территорию площадью около 1000 квадратных метров. Они представляли собой искусственные террасы на широких каменных столбах, возвышавшиеся одна над другой на высоту до 25 метров. Террасы были сооружены из асфальта и кирпича. На каждую насыпали слой плодородной земли, достаточный для того, чтобы на нем росли деревья. По преданию, Навуходоносор II собрал в этих садах уникальные растения со всех концов ойкумены. На самом верху этого сооружения был построен павильон, где царица могла отдыхать и любоваться окружающим пейзажем. Под террасами помещались беседки, гроты и даже кладовые. В их основании были спрятаны насосы, подававшие воду из реки. Принято считать, что царь велел построить эти сады в угоду супруге, которая была родом из горной местности.

Еще одной достопримечательностью Вавилона были его стены, сложенные из кирпича-сырца и облицованные обожженным кирпичом. Между слоями кладки иногда настилали циновки, сплетенные из стеблей камыша, что повышало водонепроницаемость стен.

Внутренняя стена — ее называли «Великой» — достигала в ширину 6,5 метра, а внешняя стена — 3,72 метра. Через каждые 20 метров на ней высились башни. Высота стен была не менее 25 метров. Вокруг города был прорыт глубокий ров, залитый водой. Проникнуть в Вавилон можно было, лишь прибегнув к хитрости.

Навуходоносор II в одной из надписей торжественно возвестил о постройке стен: «Я воздвигнул мощную стену, я выкопал ров, я скрепил его с помощью асфальта и кирпича. На краю рва я построил мощную стену, высотой подобную горе, я соорудил в ней широкие ворота... Дабы враг, замысливший злое, не смог достигнуть стен Вавилона, я окружил его водами, могучими, как морские валы».

В вавилонских стенах имелось восемь ворот, и все они были наделены священной символикой. От каждых ворот внутрь Вавилона был проложен прямой и широкий проспект; он вел к одному из храмов. От этих же ворот начиналась дорога в тот город, где чтился бог, чье имя носили ворота.

Главными воротами Вавилона считались Ворота Иштар, облицованные глазурованным кирпичом и покрытые рельефами: на синем фоне красовались изображения могучих быков и драконов. Мостовая Дороги процессий (Айбур-Шаба), пролегавшей через Ворота Иш-тар, была выложена розовыми плитами, а обочины — плитами белого ливанского известняка.

Перед Воротами Иштар находился главный дворец, по преданию, построенный Навуходоносором II за 15 дней (специалисты, скорее, склонны говорить о 15 годах). Сооружая этот дворец, он хотел превзойти все, что было до него, по роскоши и богатству. Здесь разместилась его резиденция, а прежний дворец был полностью отдан под канцелярии.

В новом дворце был также создан царский музей, где хранились древние надписи, рельефы, статуи, библиотека, трофеи, добытые вавилонскими царями. Здесь можно было встретить, например, статуи, изображавшие правителей города Мари, разрушенного еще Хаммурапи, и надписи ассирийских царей, ну а самый древний хранившийся здесь памятник принадлежал шумерскому правителю Шульги.

Как следует из надписей, большинство вавилонских царей проявляли интерес к археологии, В случае, когда они строили новый храм на том месте, где раньше стоял старый, они приказывали тщательно искать положенный в основание его камень — так называемый закладной дар. Делали они это из религиозных побуждений: они желали соблюсти высеченные на камнях предписания.

Главным храмом Вавилона и всей страны была Эсагила (по-шумерски «Дом, в котором поднимают голову»), жилище бога Мардука. При храме имелась башня-зиккурат — это упомянутая в Библии знаменитая Вавилонская башня, Этеменанки (по-шумерски «Дом основания небес и земли»).

Эсагила находилась в самом центре Вавилона. Территория, отведенная под храм, представляла собой прямоугольник длиной около 650 метров и шириной 450 метров. На западе она была ограничена набережной Евфрата, а на востоке — главным городским проспектом. Высокая стена ограждала ее от посторонних. Только во время молений и священнодействий в храм разрешалось входить тем, кто не принадлежал к числу жрецов.

Здесь же, на территории храма, возвышалась знаменитая Вавилонская башня, в основании представлявшая собой квадрат, каждая сторона которого равнялась примерно 90 метрам. Ступенчатая храмовая башня-зиккурат

являлась непременным атрибутом любого города Месопотамии. По поверьям, подобная башня соединяла землю и небеса. Форма зиккурата восходит еще к шумерским временам. Как писала Эвелин Кленгель-Брандт, «Вавилонскую башню можно рассматривать как кульминацию всего месопотамского башенного строительства, нашедшего в ней и высшую точку своего развития и свой конец».

Высота Вавилонской башни, состоявшей из нескольких ярусов, достигала 90 метров. Она намного превосходила все прочие зиккураты. Каждый ярус был выкрашен в особый цвет и являлся храмом, посвященным отдельному божеству. Седьмой ярус считался жилищем бога Мардука. Он представлял собой храм длиной 24 метра, шириной 21 метр и высотой 15 метров. Этот храм был украшен голубым эмалированным кирпичом. Внутри располагались ложе и стол из золота, предназначенные для Мардука. Лишь немногим жрецам было дозволено вступать на верхний ярус зиккурата.

Геродот так описывал Вавилонскую башню: «Посреди храма стоит массивная башня... Над этой башней поставлена другая, над второй третья и так далее до восьмой. Подъем на них сделан снаружи: он идет кольцом вокруг всех башен. Поднявшись до середины подъема, находишь место для отдыха со скамейками: восходящие на башню садятся здесь отдохнуть. На последней башне есть большой храм, а в храме стоит большое прекрасно убранное ложе и перед ним золотой стол. Никакой статуи, однако, в храме нет. Провести ночь в храме никому не дозволяется... Жрецы этого божества... говорят, чему я, однако, не верю, будто божество само посещает храм и отдыхает в постели».

К середине IV века до нашей эры Эсагила обветшала, и Александр Македонский, избравший Вавилон своей столицей, задумал восстановить эту святыню. Лишь неожиданная кончина царя помешала ему исполнить задуманное. Впоследствии, в 275 году до нашей эры царь Антиох I Сотир восстановил Эсагилу, но зиккурат Этеменанки так и не был построен заново.

В Вавилоне было сравнительно легко ориентироваться. Длинные прямые улицы делили город на прямоугольные кварталы. Планировка Вавилона вызывала изумление иноземцев, привыкших к узким и кривым улочкам своих городов. Именно вавилоняне и ассирийцы первыми стали строить города с прямыми улицами, пересекавшимися под прямым утлом, а уж затем — римляне и греки. В Средние века этот принцип градостроительства был забыт. Заново к нему вернулись лишь в XVIII — XIX веках.

Остов Вавилона составляли восемь проспектов. К ним примыкали узкие улицы, переулки и тупики, застроенные частными жилыми домами. «Сам город, — писал Геродот, — полон трех- и четырехэтажных домов и пересекается прямыми улицами, параллельными реке, и поперечными, ведущими к реке». Улицы не были мощеными; их покрывал толстый слой битого кирпича, золы, мусора, осколков посуды. Весь этот хлам выбрасывали прямо на улицу, поэтому уровень улиц постепенно повышался.

Дома выходили на улицу глухими стенами, без окон и украшений. Стены домов смыкались вплотную, ведь городская земля стоила очень дорого. Двери выкрашивали в красный цвет для защиты от злых духов. Все двери открывались во внутренний двор. У богатых семей во дворе росли деревья и имелись водоемы с фонтанами.

В жаркое время года пищу готовили прямо во дворе. Там стояла печь, в которой женщины пекли хлеб. Двор был обычно выложен обожженным кирпичом и имел посредине водосток. Система труб и дренажных колодцев, которая вела из дома на улицу, помогала отвести дождевую воду и нечистоты.

Дома возводились из кирпича-сырца или тростника. Бедняки туго связывали пучки тростника и использовали их вместо столбов; проемы завешивали циновками. Вся постройка обмазывалась глиной. Деревянные балки — стволы пальм — использовали для междуэтажных перекрытий. Дерево было дорогим, и деревянные двери считались движимым имуществом: арендатор, снимая дом, привозил их с собой. Пол в домах был глиняным. Подобные постройки приходилось постоянно ремонтировать: починять кровлю, заделывать щели, белить стены.

Комнаты хозяев обычно располагались на нижних этажах; их двери выходили на прохладную северную сторону. Прислуга и квартиранты жили на верхних этажах. В богатых домах имелись комнаты для гостей.

Основными предметами мебели были стол, стул, ложе, скамеечка для ног. Во время трапезы обычно сидели на стульях, в отличие от римлян и греков, возлежавших на подушках. «Стулом» называлась всякая мебель для сидения. Самой простой была связка тростника, а самой распространенной — табуретка, покрытая войлоком или тканью, а то и с плетеным сиденьем. Хозяева могли сидеть в кресле с подлокотниками и скамеечкой-подножкой. Вместо массивных столов пользовались столами-подставками для сосудов и складными столиками, которые легко было убрать. Посуду и пищу держали в руках.

Повседневная столовая посуда была изготовлена обычно из неглазурованной и даже нелощеной глины. Это были простые глиняные тарелки, кубки и неглубокие миски для похлебки или каши — без всяких украшений, не всегда даже сделанные на гончарном круге. Из медной посуды пользовались опять же тарелками, мисками и еще плоскодонными кубками; очевидно, такой же была и серебряная посуда.

В комнатах имелось много плетеных матов и циновок; их вешали на стены и клали на пол. Ковры считались роскошью. На циновках часто и сидели, скрестив ноги.

Шкафы, комоды, буфеты были неизвестны вавилонянам. Продукты, напитки, корм для животных хранили в глиняных сосудах, наполовину врытых в землю; одежду и украшения — в ларцах и корзинах, стоявших вдоль стен или в углах комнат.

Ложе было деревянным, с металлическими, костяными или другими украшениями; высокие ножки иногда имели форму звериных лап. Спать ложились на закате, и светильниками пользовались редко. По-видимому, супруги спали обнаженными, без матраца и покрывала; лишь в холодную погоду укрывались шерстяным покрывалом

или плащом. Постель нередко посыпали душистыми травами — это помогало также отгонять насекомых. Остальные домочадцы спали на полу, подстилая либо циновки, либо солому. Грудные дети, вероятно, лежали на одном ложе с матерью и отцом.

Летом спали под открытым небом на плоской крыше, потому что в комнатах было очень душно. Крыша сооружалась из тростника и пальмовых листьев, обмазанных глиной; их клали на перекрытия из стволов пальм. После дождей крышу приходилось чинить.

Питались вавилоняне три раза в день. Завтрак был обильным, в обед же ели мало — из-за жары ни у кого не было аппетита. Днем часто спали по нескольку часов. Ужин был также обильным; ели обычно руками.

В основном питались растительной пищей: овощами и фруктами. Из бобов, чечевицы, пшена, ячменя готовили кашу. Главным продуктом питания был хлеб, который хозяйки или их рабыни пекли сами. По праздникам выпекали пироги с финиками, инжиром и орехами. Любили молочные продукты, особенно сыр и простоквашу. Мясная пища нечасто попадала на стол. Овец и коз, а тем более коров забивали редко, их берегли для больших праздников. Мясо вавилонянам заменяла рыба. Ее ели жареной, вареной, соленой и сушеной. Иногда готовили домашнюю птицу. На охоте добывали газелей, зайцев, антилоп, диких ослов. Воду из реки не пили, боясь заразы, а еду запивали сикерой — алкогольным напитком вроде пива.

В Вавилоне дома сдавались внаем. Имелись крупные домовладельцы, собственники десятков домов, занимавших подчас целые кварталы,- Они предпочитали иметь дело с солидными клиентами, способными дважды в год вносить квартирную плату и, сверх того, три раза в год «угощать» хозяина. Беднякам же приходилось ютиться в лачугах, развалившихся домишках, комнатах многоэтажных домов и пользоваться водой из рек и каналов.

Река Евфрат, разделявшая Вавилон на две части, издавна доставляла жителям неудобства. Ширина ее в центре города достигала 150 метров. При царях Навуходоносоре II, Нергал-шарру-уцуре и Набониде были, наконец, сооружены набережные и мост через Евфрат. Их постройку традиция приписывала Нитокрис, супруге Навуходоносора И.

По словам Геродота, «Нитокрис возвела вдоль обоих берегов реки набережные, достойные внимания по величине и высоте. Значительно выше Вавилона она велела выкопать бассейн для озера очень близко к реке, углубленный до уровня воды и имеющий в окружности 420 стадий (около 78 километров. — А. В.). Из этой земли, которую вынимали из котлована, она велела соорудить набережные...

Так как город состоял из двух частей, между которыми находилась река, то при прежних царях всякий желавший перейти из одной части в другую должен был переправляться через реку на лодке, а это, как я полагаю, было затруднительно. Нитокрис позаботилась и об этом... Приблизительно посреди города она велела построить мост из кусков тесаного камня, скрепив их железом и свинцом. На этом мосту по ее распоряжению в начале дня клали настил из деревянных брусьев, по которому и переходили вавилоняне. На ночь настил снимался, чтобы они не переходили через реку и не обворовывали друг друга».

Это был первый прочный каменный мост через реку. Общая его длина достигала 115 метров, а ширина проезжей части — 6 метров. Восемь столбов из кирпича, скрепленного асфальтом, служили мосту опорой, каждый столб имел в ширину 9 метров. По ночам часть настила убиралась, чтобы;., пропустить парусные суда с высокими мачтами. Однако россказни о воровстве вавилонян были не досужим вымыслом.

В древности- вавилонские воры славились не меньше, чем багдадские воры времен халифа Харун ар-Ра-шида. Ночью ходить по Вавилону в одиночку не рекомендовалось. «Священный Вавилон был в то же время проклятым Вавилоном, вместилищем всех пороков, какие только существовали на Земле» — под этой фразой подписался бы не только религиозный подвижник, но и историк.

Месопотамия
Читайте в рубрике «Месопотамия»:
/ В великом городе Баб-или
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам