Образование государства Аккада и III династии Ура

Месопотамия времен Аккада и Ура Месопотамия времен Аккада и Ура

Основателем Аккадского царства стал Саргон (Шаррумкен), имя которого переводится как «царь истинен». Предполагают, что он был человеком не царского и даже не аристократического происхождения. Он не называет имени своего отца, а легенды, окружавшие его имя, и более поздние документы называют Саргона то садовником, то приемным сыном водоноса, то слугой правителя Киша. Властью Саргон овладел, кроятно, в результате дворцового переворота, воспользовавшись разгромом кишекого правителя в войне с Лугальзагеси.

Подчинив Киш, Акшак и другие города, новый царь принял все высшие титулы: «лугаль Киша», «лугаль Страны», а также «лугаль Аккада» — новой столицы, которую он построил между Тигром и Евфратом и которая дала имя всему государству.

Следующим этапом завоевательной политики Саргона была война с Лугальзагеси и его союзниками, завершившаяся его победой над 50 правителями. Однако и после этого некоторые крупные шумерские города (Ур, Умма, Лагаш) продолжали противостоять аккадскому завоевателю, и лишь после 34 битв Саргон смог омыть свое победоносное оружие в водах Персидского залива.

С покорением Шумера аккадцы предприняли ряд успешных походов в северозападном направлении: Мари, Эбла и другие территории были покорены вплоть до «Кедрового леса» и «Серебряных гор», т. е. до горных хребтов Амана и Тавра. А в конце правления Саргона под власть Аккада попала и страна Субарту (Северная Месопотамия). Совершались набеги за восточные пределы долины Тигра и Евфрата — в Элам.

Итогом 55-летнего правления Саргона (2316—2261 гг. до н. э.) было объединение под властью одного правителя всей Месопотамии и создание крупнейшей по тем временам в Передней Азии державы с центром в Аккаде. Образование единого централизованного государства имело серьезные последствия для экономики, и прежде всего для главной отрасли хозяйства — земледелия. Создание крупной ирригационной сети в масштабах всей Южной и Средней Месопотамии, строительство дорог и гаваней, введение общегосударственной системы мер и весов привели к развитию в государстве товарно-денежных отношений, морской, речной и сухопутной торговли (с островами и побережьями Персидского залива, Индией, кочевниками западных степей и горцами Элама).

Утверждение единовластия царя-деспота проходило в борьбе с родовой аристократией, опиравшейся на советы старейшин. С другой стороны, формировалась социальная опора царской власти — служилая знать, чиновничество, частично жречество. Храмовое хозяйство во времена Саргонидов переходит в руки правителя, жречеству даются дополнительные льготы и материальные блага, особое внимание уделяется традиционным культам в Уре и Ниппуре. В свою очередь, жрецы прославляют царя, создают благоприятную легендарную традицию, объясняющую его возвышение покровительством богини Иштар. Опорой царя становится и новая служилая знать, составляющая царскую бюрократию. Ее представители (чиновники, писцы) ставятся во главе некоторых городов Месопотамии, заменяя прежних наследственных «энси». Община переживает процесс имущественного расслоения. Наряду с зажиточными общинниками, занявшими видные посты в местном самоуправлении, появляются неимущие и безземельные, уделом которых становится работа по найму. Если в начале завоеваний Саргон опирался на ополчение общинников, что увеличивало их политическую роль, обогащало за счет добычи, то в дальнейшем он создает постоянное войско, давая воинам за службу земельные наделы из фонда царской земли. В ходе войн за счет пленных возросло количество рабов в царском, храмовом и частновладельческих хозяйствах.

Итогом политического развития Аккада в XXIV—XXIII вв. до н. э. явилось возникновение деспотии, представленной могущественной властью царя («шаррум»). Однако созданная Саргоном держава и сама деспотическая власть столкнулись с рядом затруднений. Уже в конце его царствования началось брожение среди «старейшин» (родовой аристократии), вспыхнул мятеж в войске (видимо, в ополчении общинников), отпали некоторые области (Субарту) и города (Вавилон и др.).

Преемник Саргона — Римуш предпринял решительные меры, направленные на уничтожение сепаратизма родовой аристократии Шумера. Были организованы три похода против мятежных правителей городов, сопровождавшиеся жестокими битвами и расправами. Особенно важным был третий поход против сильной коалиции городов — Уммы, Адаба, Лагаша. Их, «энси» были убиты или пленены, перебито только в Умме и Дере около 13 000 человек.

При таком размахе карательных операций и шаткости внутриполитического положения организовать военные походы в чужеземные страны было затруднительно, к тому же некоторые из них (например, Эбла) резко усилились, и Римуш ограничился лишь двумя походами на Элам.

Во внутренней политике Римуш, как и Саргон, пытался заручиться поддержкой жречества, принося обильные дары храмам Ниппура, Лагаша, Ура. Но противоборствующая сторона оказалась сильнее, и вследствие заговора царь погиб от руки приближенных, убивших его каменными печатями: Брату Римуша — Маништушу также пришлось подавить ряд восстаний. Наряду с этим он совершил два похода в Элам. Один из походов был предпринят по морю к восточному побережью Персидского залива.

В целях укрепления царской власти Маништушу вводит налоги с храмового хозяйства, расширяет царский земельный фонд, скупая общинные земли, что закладывает основы системы царских хозяйств. В то же время он ищет у жрецов поддержки, увеличивая размер наделов и количество рабов у храмового персонала, принося храмам богатые дары, освобождая некоторых из них от налоговой повинности.

После насильственной смерти и этого царя в Аккаде воцаряется знаменитый Нарам-Суэн (2236—2200 гг. до н. э.). Подавив очередную вспышку недовольства внутри государства, Нарам-Суэн принимает меры, которые укрепляют его деспотическую власть. Вместо прежних наследственных «энси» из числа аристократии он сажает в ряде городов своих сыновей, представителей царской бюрократии, и низводит «энси» до положения чиновников. Опора на жречество становится ведущей линией его внутренней политики. Он и его сыновья-наместники возводят храмы, члены царской семьи входят в состав храмового персонала, жрецам даются многочисленные льготы. В ответ жречество соглашается признать Нарам-Суэна «богом Аккада», детерминатив божества ставится перед именем царя.

Внешняя политика Нарам-Суэна отличается большой активностью. Он предпринимает успешные походы на северо-запад, где наносит решающий удар царству Эбла, на север — в Субарту и верховья Тигра, на восток — в Элам и страны побережья Персидского залива, в горы Загрос — против племени луллубеев. Его победы зафиксированы в многочисленных надписях, найденных в верховьях Тигра и в Сузах. На сузской «Стеле Нарам-Суэна», являющейся выдающимся произведением искусства, запечатлен триумф царя в войне с луллубеями. Титул «царь четырех стран света» торжественно увенчал внешнеполитические успехи аккадского царя.

Однако последние годы правления Нарам-Суэна были омрачены конфликтами с частью жречества, недовольной введением царского культа, а также голодом, охватившим страну, разрушением ирригационной сети, которые, вероятно, были следствием вторжения в Месопотамию горных племен кутиев (гутиев).

Некогда могущественное Аккадское царство с трудом отбивалось от степных кочевников с запада, набегов эламитов с востока и все более глубокого проникновения кутиев в Месопотамию.

Нашествие кутиев

Под ударами кутиев пришло в упадок Аккадское царство, утратившее свою власть над шумерскими городами, которые стремились к восстановлению независимости. Обострились социально-политические противоречия. Завоевателями были разрушены многие храмы и города Месопотамии, угонялось в плен и облагалось тяжелой данью население.

Завоеватели-кутии представляли собой племенной союз во главе с избиравшимися на определенный срок вождями; они находились на более низкой стадии общественного развития, нежели покоренная ими Месопотамия. Кутии предпочитали-Находиться в пределах своей страны и области Аррапха, а управляли Месопотамией с помощью наместников и военачальников из среды шумеров и аккадцев.

Одним из таких наместников, который, возможно, осуществлял власть над всем Шумером, был «энси» Лагаша Гудеа, правивший около 20 лет во второй половине XXII в. до н. э. Сохранились его скульптурные изображения, строительные и посвятительные надписи, ритуальные гимны и песни, из которых следует, что во времена Гудеа в Лагаше строились многочисленные храмы в честь местных и общешумерских богов, восстанавливались ирригационные сооружения, при этом на строительстве часто использовался труд рабов-чужеземцев.

Политическое поражение Аккада ослабило деспотическую власть царя, и Гудеа частично вернулся к прежним, раннединастическим традициям во взаимоотношениях «энси» с храмовым хозяйством, советом старейшин и народным собранием, из среды которого якобы волей бога избирался правитель.

При Гудеа Лагаш имел широкие торговые связи с Северной Месопотамией, Сирией, побережьями Персидского залива, Эламом, Ираном, возможно, даже Индией, откуда в Лагаш поступали кедр и сосна, золото и медь, мрамор и диорит, сердолик и лазурит.

Около ста лет кутии удерживали политическое господство над страной. Имущественное расслоение в их собственной среде повлияло на слияние знати завоевателей со знатью покоренного Шумера и Аккада, что упрочило их господство и сделало его еще тяжелее для народных масс. Зрело сопротивление завоевателям, которое возглавил при поддержке Ура Урук, где к власти пришел простой рыбак Утухенгаль.

В 2109 г. до н. э. кутии были разбиты Утухенгалем. Однако он вскоре умер, и гегемония над освобожденной Месопотамией перешла к царю Ура — Ур-Намму. Он стал основателем знаменитой III династии Ура, правившей объединенным Шумеро-Аккадским царством (конец XXII — начало XX в. до н. э.).

Шумеро-Аккадское царство при III династии Ура

За время более чем столетнего правления III династии Ура в Шумеро-Аккадском царстве произошли некоторые изменения в экономике. Была полностью восстановлена прежде нарушенная ирригационная система, предпринято строительство новой обширной сети каналов, на царско-храмовой земле были организованы в больших масштабах земледельческие и скотоводческие хозяйства, ремесленное производство в царских мастерских, увеличен объем монополизированной государством внешней торговли с соседними странами, унифицирована система мер и весов внутри страны. Велось строительство храмов, гигантского трехступенчатого зиккурата Ур-Намму, дворца и усыпальниц царей в Уре.

Основную массу земель при III династии Ура составлял царский земельный фонд, вобравший в себя земли местных правителей, все храмовые владения и вновь завоеванные территории. Царская земля делилась на несколько категорий. Часть земли была собственно царской. Она обрабатывалась находившимися на положении рабов «гурушами» (букв, «молодцами»), которые получали за работу натуральное довольствие, рабами из числа военнопленных, а также наемниками из числа разорившихся свободных общинников. Другая часть царской земли выделялась в пользование храмов, а третья часть отдавалась в пользование административному и храмовому персоналу, профессиональным воинам.

Наряду с царскими существовали земли, находившиеся в собственности общин и частных лиц. Площадь таких земель значительно уступала царскому земельному фонду.

Общество Месопотамии времени III династии Ура приобретает ярко выраженный рабовладельческий характер. Господствующее положение принадлежало в нем классу рабовладельцев, представленных служилой, в том числе военной, и кое-где сохранившейся родовой знатью, высшим жречеством, верхушкой земледельческих общин. Класс мелких производителей — крестьян-общинников и ремесленников — переживал процесс имущественного расслоения, который обострялся в обстановке постоянных войн конца III тысячелетия до н. э. Цари III династии Ура, стремясь приостановить процесс неуклонного разорения, запретили куплю-продажу общинных земель. Однако она могла проходить в другой форме — под видом дарения. Продажа домов и садов вообще не запрещалась. О массовом разорении мелких производителей свидетельствует наем их для работы на царских полях в качестве своего рода батраков и поденщиков, работа свободных ремесленников в царских мастерских наряду с рабами. Документы говорят о продаже в рабство детей бедняков, особенно дочерей, о росте временного рабства — должничества, чреватого уже наследственным рабством для детей должников, родившихся в период отработки долга. Сохранились судебные акты по оспариванию рабского состояния бывшими свободными, которые свидетельствуют о частом порабощении ранее свободных людей. Об обществе, полном противоречий, ясно говорят строки из введения к законам царя Шульги: «Сироту человеку богатому он ни за что не отдавал, вдову человеку, власть имеющему, он ни за что не отдавал, человека одного сикля человеку одной мины он ... не отдавал» (1 мина»0,5 кг серебра).

Класс рабов увеличился количественно за счет военнопленных, захваченных во время походов и при подавлении восстаний, а также за счет проданных в рабство разорившихся свободных. Цена на рабов была невелика: раб стоил 9—10 сиклей, рабыня — вдвое или втрое меньше. О большом развитии рабства говорит тот факт, что ими нередко владели люди небольшого достатка: храмовые служащие, пастухи, ремесленники. Положение рабов, особенно из числа военнопленных, трудившихся в централизованных царских хозяйствах, было крайне тяжелым. На хозяйственных табличках из города Уммы зафиксированы выдачи продуктов питания рабыням и их детям, которые содержались в особом лагере под контролем надзирателей. В течение месяца из 185 человек умерло 57, по всей вероятности, от эпидемий, голода и злоупотреблений чиновников. Труд рабынь особенно интенсивно использовался в царских (ткацких, прядильных, мукомольных, пивоваренных) мастерских. При раскопках Ура были обнаружены остатки ткацкой мастерской, где работали 165 женщин и детей. Положение частновладельческих рабов было несколько лучшим. Они могли иметь небольшое имущество, семью, откупаться на волю, по некоторым делам обращаться в суд. Рабов-соплеменников запрещалось продавать за пределы страны. Нередко и государственные, и частные рабы совершали побеги, законы предусматривали вознаграждения их поимщикам.

Государственное устройство Шумеро-Аккадского царства в эпоху III династии Ура имело законченную форму древневосточной деспотии. Во главе государства стоял царь с неограниченной властью, носивший титул «царя Ура, царя Шумера и Аккада», называвшийся иногда «царем четырех стран света». Власть царя идеологически обосновывалась религией. Глава пантеона, общешумерский бог Энлиль, отождествленный с аккадским верховным богом Белом, считался царем богов и покрот вителем земного царя. Был составлен «Царский список» с перечнем царей «до потопа» и «от потопа», что утверждало идею об изначальном существовании царской власти на земле. Со времени правления Шульги (2093—2047 гг. до н. э.) царям воздавались божественные почести и был учрежден их культ. Жречество было подчинено царю.

Царю подчинялся и огромный бюрократический аппарат. С самостоятельностью городов-государств и их правителей было покончено, исчезает и местная общинная знать. Вся страна была разделена на наместничества, которыми управляли назначаемые и сменяемые царем наместники, лишь носившие прежний титул (шумерский — «эн-си», аккадский — «ишшаккум»), но целиком подчинявшиеся царю. Был организован царский суд. Обязанности судей выполняли наместники, чиновники, жрецы. В общинах действовали общинные суды, своего рода остатки местного самоуправления. Для нужд судебного ведомства был разработан один из древнейших судебников в мире — законы Шульги. Многочисленные писцы и чиновники разрабатывали дальнейшие нормы трудовых повинностей и пищевого довольствия, учитывали мельчайшие изменения в хозяйственной деятельности и положении людей, составляли всевозможные отчеты и справки. Дух бюрократии пронизывал всю систему царской деспотии III династии Ура.

Армия царя состояла из воинов-колонистов, обрабатывавших выделенную им царскую землю. Стали использоваться и наемники, главным образом из числа западных кочевников-амореев.

Внешняя политика государства в эпоху III династии Ура не отличалась активностью. Совершались отдельные походы в северные районы Месопотамии и восточные области Ирана, сделавшие их подвластными Шумеро-Аккадскому царству. Но приходилось больше заботиться о сохранении спокойствия внутри государства, где существовали весьма острые социальные противоречия и напряженная обстановка. С запада на Месопотамию надвигались кочевые племена амореев, против которых была воздвигнута система укреплений.

Строились крепости и на востоке — для защиты от кутиев и эламитов.

Внутреннюю силу царства все больше подтачивало недовольство народных масс, бегство рабов, невыполнение населением повинностей, голод, повышение цен, распад системы гигантского царского хозяйства.

Натиск амореев шел уже и с запада, и с востока, ибо, обходя крепости и естественные преграды, они пересекли Месопотамию и наступали теперь с двух сторон. На юге страны — в Ларсе — возникло царство, основанное одним из вождей наемников-амореев. В стратегически важном городе Иссине возникло независимое от Ура государство с собственной династией. На северо-востоке от Шумеро-Аккадского царства отпала Эшнуна. Завершающий удар нанесли эламиты, которые вторглись в Месопотамию, разрушили Ур, захватили статуи богов и увели в плен в Элам последнего представителя царской династии. Сохранившиеся литературные произведения, так называемые «Плачи» над гибелью Ура, Аккада, Ниппура, как реквием звучат над сошедшим на рубеже III—II тысячелетий до н. э. со страниц истории Шумеро-Аккадским царством.

Месопотамия
Читайте в рубрике «Месопотамия»:
/ Образование государства Аккада и III династии Ура
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам