Плавание на гуфе ради сиклей

Вавилон Вавилон

Итак, в Месопотамии не было ни камня, ни дерева, ни металла. Чтобы получить необходимые товары, ее жителям приходилось с незапамятных времен торговать с соседями. Уже ко времени правления Хаммурапи Вавилон стал крупным торговым городом, а к VII—VI векам до нашей эры за Вавилоном закрепилась слава торгового центра всего Древнего Востока. Здесь можно было купить и продать любой товар, известный древнему миру.

Торговали у городских ворот. Вдоль ближайших улиц и переулков размещались лавки, ремесленные мастерские, трактиры. Весь день, пока ворота были открыты, шел торг. На иноземцев, впервые попавших в этот шумный, суетный город, вавилонские торжища производили ошеломляющее впечатление.

Торговались обычно по-арамейски. Контракты писали либо на глиняных табличках вавилонской клинописью, либо по-арамейски на кусочках пергамента, кожи, папируса, дощечках и глиняных черепках.

Товар в Вавилон везли по суше или воде. Самыми удобными и дешевыми путями сообщения были реки и каналы. Однако плавание вверх по течению было трудным делом, так как реки отличались довольно сильным течением, поэтому приходилось тянуть суда бечевой.

У вавилонян имелись суда разного типа: от деревянных кораблей до тростниковых рыбачьих лодок. Как правило, речные суда были невелики и имели небольшую осадку. Их борта и днище обмазывали асфальтом, чтобы сделать водонепроницаемыми. Для перевозки тяжелых грузов использовались плоты из надутых воздухом овечьих шкур, на которые настилали деревянные планки. Вообще же самым распространенным грузовым судном в Вавилоне была гуфа — небольшой круглый корабль, похожий на корзину. На таких судах обычно плавали купцы, прибывавшие с севера; на них в Ираке и теперь еще плавают по Тигру и Евфрату. Вот как описывал гуфу Геродот:

«Вавилонские суда, плавающие по реке в Вавилон, имеют круглую форму и целиком сделаны из кожи. Нарезав в земле армениев, что живут выше ассирийцев, ивы и сделав из нее бока судна, они затем обтягивают их обшивкой из кожи и делают подобие дна, не раздвигая стенок кормы и не суживая носа, но придавая судну форму круглого щита. После этого все судно наполняют соломой, нагружают и пускают вниз по реке... Судно направляется с помощью двух рулей двумя стоящими в рост мужчинами. Один из них тянет руль к себе, а другой толкает от себя. Суда эти делают и очень большими и поменьше; самые большие из них поднимают пять тысяч талантов (131 тонну. —А. В.) груза... Когда плавающие прибудут в Вавилон и распродадут груз, они сбывают также остов судна и всю солому, а кожи навьючивают на ослов и отвозят их к армениям. Ведь вверх по реке из-за быстроты течения суда эти вовсе не могут плыть. Прибыв с ослами обратно к армениям, вавилоняне таким же способом снова делают себе суда».

Купцы обычно арендовали суда и нанимали на них опытных корабельщиков. Командир корабля был ответствен за перевозку груза и за состояние судна. «Если человек нанял корабельщика и судно и нагрузил его зерном, шерстью, маслом, финиками или же любым [другим] грузом, [а] этот корабельщик был нерадив и потопил судно и погубил то, что в нем [было], [то] корабельщик должен возместить судно, которое он потопил, и все, что погубил в нем», гласил один из законов Хаммурапи.

По суше товар везли повозки, запряженные ослами, мулами, волами, и вьючные караваны из ослов и верблюдов, но чаще всего товар перевозили на ослах. Выносливый и неприхотливый верблюд появился в Месопотамии довольно поздно. Лишь в конце II тысячелетия до нашей эры верблюдов стали использовать для перевозки грузов.

Торговые пути пролегали вдоль рек и крупных каналов. То и дело дорогу преграждали небольшие каналы или канавы, наполненные водой. Животные перебирались через водные преграды вплавь, а люди — на надутых воздухом мешках из овечьей шкуры. Груз же перевозили на паромах. На реках в местах частых переправ имелись понтонные мосты.

На важнейших дорогах были поставлены посты, расположенные в двух часах пути друг от друга. В пустыне на регулярном расстоянии были сооружены небольшие крепости, близ которых имелись источники воды. Здесь могли останавливаться царские гонцы, перевозившие важные документы, письма или посылки с подарками от одного царского двора к другому. По таким дорогам передвигались и войска. Здесь устанавливали дорожные знаки, указывавшие направление пути и расстояние между отдельными пунктами.

Вдоль Тигра пролегала дорога на север, в Армению. Через горные перевалы на востоке можно было проникнуть в среднеазиатские страны и Индию. Обычный путь в Индию был, вероятно, морским — через Персидский залив, вдоль береговой линии. Морской путь в Египет шел вокруг Аравийского полуострова, огибая который корабли купцов попадали в Красное море. Судя по имеющимся документам, вавилонские купцы достигали также Средиземноморья и Греции.

Далекие путешествия неохотно совершали в одиночку. Путешествовать по дорогам было опасно из-за мародерствующих дезертиров, бродяг, беглых рабов и диких животных. Особенно опасались разбойничьих нападений кочевников. Те отбирали у купцов все товары, а также вьючных животных и нередко убивали путешественников, если они пытались сопротивляться. Часто купцы добровольно платили кочевникам дань, чтобы те пропустили их караваны или дали охрану. Зато если экспедиция оканчивалась успешно, доход купцов был очень велик.

Вообще же путешествовали большими группами. В крупных городах путешественники иногда ждали по нескольку недель, когда соберется достаточно много попутчиков. По дорогам Месопотамии двигались военные отряды, караваны, чужеземные послы или царские гонцы, сопровождаемые военной охраной. Другого движения почти не наблюдалось.

Царь был заинтересован в доходах от торговли. Купцы уплачивали определенный налог и получали за это особое покровительство царя, который заботился о безопасности на дорогах страны. Заключались и особые межгосударственные соглашения — они должны были обеспечить свободный проезд купцов через страны, лежавшие на их пути.

Вавилония была бедна природными ресурсами, зато излишками продуктов земледелия и скотоводства вавилоняне торговали со многими странами. Иноземцы покупали вавилонское зерно и сезамовое масло, бобовые и муку, финики и сушеную рыбу. Хороший сбыт находили также вавилонские ткани и керамика, отличавшиеся высоким качеством.
Главными товарами, которые ввозили вавилоняне, были те же дерево, камень и металл — эти виды сырья у них практически отсутствовали. Стволы финиковых пальм, например, совершенно не годились для крупного строительства. Ради этой цели в Вавилон из Ливана ввозили кедр. В одной из надписей, оставленных Навуходоносором II, говорится: «Лучшие из моих кедров, которые я привез из Ливана, прекрасной горной страны, покрытой лесом, избрал я для сооружения кровли Экуа, святилища светлого бога». Для заготовки кедров часто снаряжались специальные экспедиции, а то и предпринимались военные походы. Кедровые стволы волоком доставляли к берегу Евфрата, а затем на больших плотах сплавляли вниз по реке. Ввозили и другие породы дерева: платан, кипарис, бук.

Медь везли в основном из Малой Азии, где находились богатые месторождения этого металла. Олово для выплавки бронзы доставлялось караванами из прикаспийских земель и Хорезма. Эти области, как и Тавр, поставляли в Вавилонию серебро, а вот золото вавилонские цари покупали, главным образом, у египетских фараонов. Главными производителями железа являлись Армения и южная часть Малой Азии вместе с Тавром. Драгоценные камни ввозили из восточных стран, из Афганистана и Персии. «Камни моря», как называли в Вавилонии жемчуг, добывали, по-видимому, в Персидском заливе.

Для храмовой службы доставляли мирт, лаванду и ладан из Аравии и Индии. Слоновую кость для производства предметов роскоши — гребней, булавок, косметических коробочек — покупали у сирийских и финикийских купцов.

Долгое время торговали безденежно. Вообще-то деньги в виде кусочков или слитков серебра появились у шумеров еще в середине III тысячелетия до нашей эры. Вавилоняне унаследовали эту систему. Однако в VII веке до нашей эры в Лидии, а затем в других странах древнего мира стали чеканить монеты — и серебряные, и золотые, и медные, и свинцовые, и даже железные.

Лишь вавилоняне упорно не признавали этого новшества. Мерилом стоимости у них оставалось серебро. Ведь разобраться в курсе разного рода монет было очень сложно. Поэтому вавилоняне считали более удобным и практичным, как и прежде, принимать серебро по весу. Во времена Навуходоносора II самой мелкой единицей веса стал сикль (1 сикль = 8.416 грамма). Только после воцарения династии Селев-кидов в обиход вошли греческие монеты.

Цены товаров со временем менялись. Так, во II тысячелетии до нашей эры железо стоило дорого, и нужно было платить за сикль железа 8 сиклей серебра; в VI веке до нашей эры соотношение резко изменилось — за один сикль серебра можно было купить 125 сиклей железа.

За быка отдавали в среднем 20 сиклей серебра, за осла — 30 сиклей; из документов известны даже случаи продажи хороших ослов за 120 сиклей. Барана же можно было приобрести за полтора-два сикля. Деревянный плуг стоил 5 сиклей, дверь — от 1 до 2 сиклей. За 6 сиклей можно было купить два платья и одну куртку, за головной убор надо было уплатить примерно 3 сикля.

Издавна в Вавилонии торговали не только товарами, но и деньгами, то есть занимались ростовщичеством. Однако давно прошли те времена, когда ростовщик за несколько мер ячменя или фиников превращал должника в раба. После появления законов Хаммурапи долговое рабство для вавилонских граждан было отменено. Однако ростовщичество по-прежнему приносило баснословную прибыль.

Ростовщик получал доход в виде ссудного процента, ставка которого в VI веке до нашей эры колебалась от 10 до 33,3 процента годовых. Чаще всего ставка равнялась 20 процентам годовых. Ссуда обеспечивалась залогом земли, дома, рабов или иного вида имущества.
Порой ростовщики по неопытности и излишней доверчивости терпели ущерб. Но выгоды превышали риск: должник на долгие годы попадал в силки ростовщика.

Как писал В. А. Белявский, ростовщик в Вавилоне «перестал быть тигром, стремившимся слопать свою жертву; он превратился в терпеливого паука, постепенно высасывавшего из должника все жизненные соки».

Сумму, даваемую взаймы или вложенную в дело, вавилоняне называли «головой», qaqqadu. Это слово восходит к шумерскому sag-du. Кстати, латинское слово caput, от которого ведет происхождение наше слово «капитал», также значит «голова». Так что термин «капитал» был знаком еще шумерам и вавилонянам. Главным свойством капитала уже тогда была способность приносить прибыль.

Любая, самая незначительная сделка, даже заключенная с кем-то из родственников — с братом, женой, сыном, отцом, — фиксировалась письменно. Перед деньгами меркли дружба, любовь, родство. Не случайно в Библии Вавилон стал символом неуемной корысти и бессердечия.

Месопотамия
Читайте в рубрике «Месопотамия»:
/ Плавание на гуфе ради сиклей
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам