Райский сад

Вавилонский сад Вавилонский сад

Основой вавилонской экономики служило ирригационное земледелие. При царе Навуходоносоре II система оросительных и осушительных каналов была доведена до такого совершенства, какого никогда больше не знала. Ирригационные работы велись постоянно и требовали громадных затрат труда всего населения.

Геродот писал: «Земля же ассирийцев (т. е. вавилонян. — А. В.) орошается дождем мало, и его достаточно только для питания корней хлебов. Вырастает же посев и созревает хлеб при помощи орошения из реки. Впрочем эта река (Евфрат. — А. В.) не разливается по полям, как в Египте; орошают здесь руками и с помощью васосов. Ведь вся Вавилонская страна так же, как и Египет, изрезана каналами».

Строительством каналов занимались храмы, привлекая к работам все население. Впрочем, по желанию можно было выставить вместо себя заместителя — раба или наемного работника, — а то и откупиться деньгами.

Греческий писатель Ксенофонт, побывавший в Северной Вавилонии в 401 году до нашей эры, писал, что там постоянно «встречаются рвы и каналы, наполненные водой, через которые нельзя было перейти без мостов», что «от каналов по всей стране прорыты рвы, сперва большие, а дальше меньших размеров; под конец идут маленькие каналы, которые можно видеть в Элладе на полях, засеянных просом» («Анабасис»). Вода в каналы поступала либо самотеком, либо подавалась с помощью водочерпалок — шадуфа. Подобное приспособление можно увидеть в Ираке и сегодня. Тем интереснее вспомнить о технических достижениях далекого прошлого.

Так, в VI веке до нашей эры вавилонские инженеры обуздали капризный норов Евфрата, укрепив его русло дамбами и спрямив его. Отныне река не могла менять русло по своей прихоти. В 60-х годах VI века до нашей эры, после строительства канала Паллукат, стране перестали угрожать ежегодные разливы Евфрата. До этого нельзя было выращивать многолетние культуры в низинах, потому что они ежегодно затоплялись, а на высоких, то есть не затопляемых, полях не хватало влаги для посевов.

Однако, несмотря на все усилия человека, лишь небольшая часть Вавилонии была пригодна для занятий сельским хозяйством — примерно 375 километров в длину и чуть более 70 километров в ширину.

Существовало два вида хозяйств: во-первых, зерновые поля и крупные плантации финиковых пальм, находившиеся на дворцовых и храмовых землях, а во-вторых, частные владения, в том числе крохотные наделы, где городская беднота, кочевники и пастухи собирали небольшие урожаи. В нововавилонское время размер земельных участков по большей части не пр'евышал четверти гектара; такие площади использовались чаще всего для садоводства.

Наиболее крупные земельные владения были у царя. Обширные земли имели также храмы; они расширяли свои владения за счет подарков и пожертвований или путем покупки участков. Меньшая часть земли принадлежала свободным крестьянам. Нередко они расставались с ней за долги.

Крупные землевладельцы часто сдавали землю в аренду, а в придачу к ней — скот, семена, инвентарь. За аренду уплачивали третью часть урожая, а за аренду финиковых пальм еще больше — две трети урожая. Положение арендаторов — безземельных и малоземельных свободных вавилонян и даже рабов, отпущенных хозяевами на оброк — было незавидным. Их доходов часто не хватало даже для того, чтобы свести концы с концами. Порой арендаторы оказывались в долговом рабстве.

Частные земельные владения со временем дробились, поскольку их делили между сыновьями-наследниками. Через три-четыре поколения даже относительно крупные имения мельчали настолько, что наследники вынуждены были продавать землю.

Тяжелым бременем была воинская повинность. Многие вавилоняне гибли в бою, получали увечья. Их семьи оставались без кормильцев и разорялись. А войны — особенно при Навуходоносоре II — не прекращались десятки лет.

Стихийные бедствия — засуха, прорыв дамбы, налет саранчи — тоже гибельно отражались на мелких хозяйствах, подрывая их благосостояние.

На орошаемых землях Вавилонии возделывали, прежде всего, ячмень, финики и чеснок, составлявшие основу рациона. Наряду с ними выращивались пшеница (в т. ч. полба), разнообразные овощи (горох, фасоль, бобы, огурцы, укроп, лук, салат, репа) и фрукты (яблоки, гранаты, инжир, виноград, персики, айва). Из технических культур важнейшими являлись сезам (кунжут) и лен, причем масло из льняных семян применяли только как лекарство. Из льна также ткали полотно.

Жители Вавилонии, по-видимому, любили также острые, пряные растения и семена: кресс-салат, горчица, тмин и кориандр, которые употреблялись наравне с солью, чтобы придать пикантность однообразному меню — кашеобразным кушаньям из злаковых. Все эти растения, для которых характерны сильный запах и острый вкус, издавна привлекали внимание жителей Месопотамии, побуждая их заниматься разведением подобных трав.

Вавилоняне были также большими любителями цветов, они выращивали в своих садах розы, лилии и лотосы. Излюбленным украшением были цветы гранатового дерева.

Что касается ячменя, то его в Месопотамии предпочитали пшенице, поскольку он рос на неплодородной и щелочной земле. «Месопотамия была страной ячменя, пива и сезамового масла, — писал А. Л. Оппенхейм, — тогда как к западу находился «культурный круг» пшеницы, вина и оливкового масла». Из ячменя приготавливали кашу и хлебные лепешки, напоминавшие лаваш, которые старались есть сразу.

Готовить землю к посеву начинали в ноябре, когда выпадали первые дожди и наступала прохлада. В мелких хозяйствах землю возделывали мотыгой или легким плугом, впрягая в него ослов или людей. Плут был деревянным с длинным изогнутым лемехом и двумя или тремя рукоятками. В крупных хозяйствах использовали тяжелый плуг, впрягая в него несколько пар волов.

Месопотамский плут был настоящим чудом техни-кж Во время пахоты особое приспособление выбрасы-мло в борозду семена, то есть поле вспахивали и одновременно засеивали. По словам А. Л. Оппенхейма, «единственная параллель к этому сеющему аппарату была на Дальнем Востоке».

В Вавилонии сеяли обычно ячмень и полбу, а на подходящей почве также пшеницу. Закончив сев, разбивали мотыгами комья земли и боронили, чтобы закрыть семена. Борона представляла собой доску с зубцами или зубчатый вал. Ее тянули волы, ослы или люди. После прорастания злаков поле регулярно поливали, пропалывали, рыхлили, охраняли от птиц, газелей, онагров (диких ослов) и саранчи. Вавилонские поля удивляли иноземцев, в частности греков, своей чистотой: на них не было ни кустарника, ни сорняков.

В апреле — мае в Вавилонии начиналась уборка урожая. Колосья жали серпами — глиняными, с кремневыми зубцами-вкладышами, или железными. Затем, рассыпав колосья на току, прогоняли по ним скот, обмолачивая их; иногда же молотили цепами или досками, утыканными острыми камнями. Зерно провеивали, подбрасывая лопатками на ветру, и просеивали через сито. Урожай хранили в высоких цилиндрических башнях, обмазанных глиной, или в зерновых ямах. Крестьяне получали урожай в 15— 16, а то ив 40 раз больше того, что посеяли. Из собранного зерна на ручных жерновах и зернотерках приготавливали муку, что было нелегким занятием и поручалось рабыням, а из муки на глиняном очаге пекли хлеб.

Ячмень, как и другие зерновые культуры, выращивали на заливных полях. Речной ил служил удобрением. На полях, не затоплявшихся водой, практиковали двуполье, а то и трехполье. На земле, находившейся под паром, временно выпасали скот, заодно удобряя ее навозом.

В мелких хозяйствах не было возможности оставлять поля под паром, пустыми. Поэтому там выращивали садово-огородные культуры и, прежде всего, финики и чеснок. Землю же обрабатывали мотыгой и лопатой.

"Финиковая пальма была единственным важным фруктовым деревом в Месопотамии. Она занимала здесь такое же положение, какое оливковое дерево в бассейне Средиземного моря. Очевидно, финиковая пальма была одним из первых культурных растений в Южной Вавилонии; ни одного дикого вида ее не удалось обнаружить.

Жители Месопотамии ценили эту пальму за ее неприхотливость, ведь она одинаково хорошо росла и на соленой, и на щелочной почве, за большую питательную ценность плодов, которые можно было подолгу хранить, а также за побочные продукты (листья, волокно, древесина, кора), которые она давала. Например, из коры финиковой пальмы вили веревки, а из листьев плели различные изделия.

Сажали ее по берегам каналов, поскольку она требовала много влаги. Между деревьями оставляли большие межи, ведь эта пальма любит простор и свет. Межи были так широки, что на них высаживали фруктовые деревья — инжир, гранаты, груши — и ягодные кусты или же сеяли ячмень, полбу и пшеницу.

Созревали финики в октябре — ноябре. «Финики, величиной примерно равные тем, которые можно видеть и у эллинов, откладывались для населения, а для господ откладывались финики отборные, удивительные по красоте и величине, и по цвету нисколько не отличавшиеся от янтаря», — писал в «Анабасисе» Ксенофонт.

Финики ели свежими и сушеными; из них приготавливали различные кушанья. Главным образом, финиковая пальма давала жителям Месопотамии сладости. Пчелиный мед был редкостью, поскольку вавилоняне

не разводили пчел. В I тысячелетии до нашей эры из фиников готовился также алкогольный напиток, заменивший ячменное солодовое пиво, которое было популярно до середины И тысячелетия до нашей эры.

В дельте Евфрата и Тигра в изобилии рос тростник. Единственными местными деревьями, кроме пальм, были самшит и тамариск. В одном из вавилонских текстов есть такие строки: «Тамариск открыл уста и молвил: «Я главнее... во всем... Так решил земледелец. Все, что есть у него, сделано из моих ветвей».

Важную роль в экономике Вавилонии играло животноводство. В стране разводили разнообразные породы коров, лошадей, ослов, мулов, овец, верблюдов, коз, свиней. В основном скот принадлежал храмам и другим крупным владельцам, которые весь уход за ним поручали своим слугам, а сами лишь собирали оброк. В мелких хозяйствах скота почти не было, разве что держали дома ослов. Лошадей и мулов разводили, прежде всего, для военных нужд. Двугорбые и одногорбые верблюды считались в Месопотамии иноземными животными и попадали туда обычно в качестве военной до.бычи.

В центральных районах страны было мало естественных пастбищ. Здесь животных чаще держали в стойлах. Выпасали их на полях, лежавших под паром. Кормили также ячменем, полбой, отходами фиников, фруктами, овощами.

Коровы служили, прежде всего, тягловым скотом и уж потом — мясо-молочным. На мясо их резали разве что по большим праздникам. Многие вавилоняне не могли позволить себе говядину, молоко, животное масло, сыр, сливки и другие мясо-молочные продукты ввиду их дороговизны.

Овец и коз разводили ради шерсти и пуха, мяса и брынзы. Громадные отары этих неприхотливых животных, готовых питаться лишь скудной травой, паслись в степях Северной Месопотамии под присмотром пастухов. Кожа животных шла на изготовление бурдюков. Мясо их, особенно баранину, очень любили. Во многих деревнях разводили свиней. Они свободно разгуливали по улицам, кормясь валяющимися отбросами. Свиньи считались нечистыми животными; их не употребляли в пищу.

Наиболее популярными вьючными животными были ослы; нередко на них ездили верхом. Лошадь появилась в Вавилонии сравнительно поздно. На лошадях не ездили и не перевозили грузы; их впрягали в боевые и охотничьи колесницы.

Сохранились наставления конюших. Вот одно из них, относящееся к концу II тысячелетия до нашей эры. В нем говорится, как обращаться с лошадьми: «Ты пусти [их] свободно бегать, пусти их [в] реку, окати их [водой], дай им встряхнуться, подняться, войти в дом, тщательно протри их мазью. В доме они лягут, дай им полежать на животе, насыпь [им]... зерна, они будут его есть».

Сильно развито было птицеводство. Уток, гусей, кур и голубей разводили во всех деревнях; вероятно, и в большинстве городов. В I тысячелетии до нашей эры в Вавилонию завезли из Индии павлинов.

Месопотамия
Читайте в рубрике «Месопотамия»:
/ Райский сад
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам