В городе Уре

Город Ур Город Ур

В начале XX века ученые нашли и раскопали крупнейший город Шумера — Ур. Систематическое исследование этого города началось в 1922 году под руководством сэра Леонарда Вулли; наиболее эффектным результатом раскопок была находка знаменитых царских могил.

Город Ур располагался на овальном холме, возвышавшемся над равниной. Священный участок со всеми его строениями занимал 54 гектара. Площадь жилых кварталов — тесно скучившихся строений с внутренними двориками м плоскими крышами — оценена в 56 гектаров. По всем расчетам, здесь могло жить до 50 тысяч человек. На равнине тоже было много жилых домов, окруженных полями, но их нельзя было причислить к городу.

При III династии Ура вокруг города шла стена из обожженного кирпича. Впоследствии ее снесли эламиты, взявшие город. Стены города на Древнем Востоке не только отделяли его от окружающего, зачастую враждебного пространства, но и определяли весь характер городской архитектуры. Высота, длина и расположение стен свидетельствовали о значении и могуществе города, а внешний вид городских ворот демонстрировал его богатство. Обычно стены месопотамского города образовывали четырехугольник, чаще всего симметричный. В южных городах — в том числе в Уре — стены имели овальную форму.

С западной и северной стрроны город Ур огибала река Евфрат. Здесь были обустроены две искусственные гавани площадью 6800 и 16 тысяч квадратных метров, где рядом могли стоять, вероятно, "несколько десятков мореходных парусных судов или речных барж; те и другие были связаны из стволов просмоленного тростника.

Обычно шумерский город состоял из трех частей. В центральной части города (ее обычно огораживала стена) находились храм или несколько храмов, дворец с резиденциями придворных, а также жилища горожан. У ворот — в больших городах их было несколько — проходили собрания горожан.

К этой части города прилегал «пригород», или «внешний город», где находились многочисленные жилища, цвели сады, тянулись пастбища и поля. Это была житница города, его закрома. Без этих садов и полей горожане жили бы впроголодь. В тревожное время жители сельской округи часто стремились укрыться в городе.

Третьей частью города был район гавани. Эта территория называлась по-шумерски кар, а по-аккадски — карум; это же слово обозначало «рынок». В кару жили чужеземные торговцы; у них были свои лавки, в которых торговали, видимо, оптом и в розницу.

Наиболее древняя часть Ура, расположенная на вершине холма, была обнесена священной оградой — крепостной стеной из кирпича-сырца — и представляла собой не совсем правильный прямоугольник длиной около трехсот и шириной около двухсот метров, с несколькими воротами.

В пределах священной ограды находились главные храмы городской общины. В частности, здесь располагался храм, посвященный богу Луны. В нем стояли статуи и других божеств, а также царей, украшенные серебром, золотом и лазуритом.

Позади храма высилась громада зиккурата. Стены ярусов зиккурата напоминали скошенные грани усеченных пирамид и были, вероятно, черного, красного и белого цветов. Стены были лишь облицованы обожженным кирпичом, а внутри выложены сплошь кирпичом-сырцом. Храмы и дворцы всегда строились из необожженного кирпича, поэтому в большинстве случаев от них сохранились лишь фундаменты,.которые дают возможность судить о размерах и планировке зданий, но не дают понятия об их архитектурном оформлении.

Площадь вокруг зиккурата предназначалась для молящихся. Позади него находилась священная кухня; располагавшаяся на открытом воздухе; здесь жарились жертвенные ягнята.

В пределах священной ограды некогда возвышался царский дворец и мавзолеи царей Ура, но с тех пор, как город был разорен эламитами, весь этот район застроили жилыми домами — возможно, жилищами слуг храмовой и царской администрации. Все эти здания довольно быстро ветшали, теряя монументальный вид. Практически каждый царь, владевший Уром, приказывал здесь что-нибудь строить, чинить или хотя бы белить.

Вся остальная центральная часть города была, по-видимому, сплошь застроена. Дома располагались как можно ближе друг к другу. Между ними тянулись лишь узкие, кривые, то сужающиеся, то расширяющиеся улицы шириной обычно в полтора—два метра, а то и совсем узенькие, неправильные проходы и тупички, где с трудом могли разминуться два пешехода. По улицам Ура было не проехать на колеснице. Всюду беспорядочно теснились дома неправильной формы. Жилища богатых горожан снаружи были выложены обожженным кирпичом до второго этажа. Это спасало их от размыва, когда весенние дожди превращали улочки в потоки грязи.

Вторые этажи жилых домов и внутренние стены обычно возводились из кирпича-сырца желто-серого цвета. Кое-где под потолком виднелось окошко-отдушина — такое маленькое, что в него нельзя было пролезть и мальчишке. Крыши, вероятно, были, как и теперь на Ближнем Востоке, плоскими.

В домах богатых людей дверь вела с улицы в прихожую, где стоял кувшин с водой для омовения ног, а оттуда одна дверь вела в парадную комнату, а другая — во внутренний дворик площадью метров двадцать, вымощенный обожженным кирпичом. Там росли деревья или кусты, приносившие тень, и нередко располагался бассейн. Там же, во дворе, обычно мылись. Вместо мыла пользовались речным песком, золой и некоторыми мылящимися растениями.

Во втором внутреннем дворике часто хоронили умерших домочадцев. Лишь в разгар эпидемий похороны устраивали за городскими стенами. Младенцев погребали в глиняных сосудах, взрослых — в плетеных циновках. Из-за того, что в доме находились могилы предков, продать или купить дом в Уре было невозможно. Поэтому расширить свою жилую площадь можно было лишь путем аренды или купли частей дома или заброшенных участков.

Вдоль второго этажа по стене дома, выходившей во двор, тянулась деревянная галерея. Со двора вел ход в помещение для рабов с глинобитной общей лежанкой и на кухню, где виднелся врытый в землю очаг. Кухня или кладовка, а то и оба этих помещения, имелись почти в каждом доме.

На втором этаже находились жилые комнаты, но о них нам известно меньше всего: почти ни в одном из раскопанных домов не сохранился интерьер второго этажа. По-видимому, этот этаж обычно был меньше по площади, чем первый: там находились одна-две комнаты площадью 18 — 30 квадратных метров. Число людей, проживавших в доме, могло быть немалым — часто сыновья, создавшие семью, оставались в доме родителей, не расселяясь по разным жилищам. Судя по документам, в некоторых домах на протяжении нескольких поколений жили вместе совершенно посторонние люди.

Обычно в семье была одна кровать — для хозяина и хозяйки, другие домочадцы спали на циновках. Спать можно было не только в комнатах, но и во дворе, и на плоской крыше. Сидели иногда на табуретах, но чаще обходились вязанками тростника. В доме хранились различные инструменты и утварь: каменные сосуды, каменная ступка с пестиком, зернотерки, кадушка, лодка, корзины и несколько медных вещей — нож, мотыга, лопата. Непременно имелись также прялка и ткацкий станок. Каждая хозяйка пряла и, вероятно, ткала и шила сама, удовлетворяя все потребности своей семьи, а вот ткать на продажу, видимо, не могла — ей просто не хватало времени. В богатых домах имелись, видимо, домашние мастерские, где рабыни, а может быть, и родственницы и должницы пряли и ткали под наблюдением хозяйки. В любом доме было много глиняной посуды и плетеных вещей. У богатых хозяев имелось обычно несколько медных и серебряных предметов и с полкилограмма, а то и больше серебряного лома, то есть наличных денег. Но встречались и дома, в которых даже кровати или табуретки не было и, конечно, не имелось рабов.

Нечистоты не оставляли в доме, их старались вывести по трубам на улицу. Коршуны и собаки растаскивали мусор, а ветер, налетавший из пустыни, развеивал его. На улицах росли слои пыли и отбросов. Если первоначально в дом поднимались по ступенькам, то через какое-то время приходилось уже спускаться с улицы в дом.

Иногда сплошные стены домов вдоль переулка сменялись руинами. Это хозяин дома почему-либо покинул Ур и вывез с собой ценный материал — потолочные балки и двери. Зелени, кроме как у речных затонов, в городе не было; не было и садов.

У ворот священной ограды собирался общинный суд, решавший наиболее важные вопросы. Если дело было государственной важности, то городской суд, вероятно, его даже не рассматривал. Решение выносили царские чиновники или лично царь. Такие привычные нам наказания, как тюремное заключение или принудительные работы, в то время не применялись. Обычно суд приказывал лишь возместить причиненный ущерб, и потерпевший получал какую-то мзду. Телесные наказания к свободнорожденным почти не применялись. Лишь позднее в Законах Хаммурапи впервые было введено знаменитое правило: «Око за око, зуб за зуб», восторжествовавшее впоследствии в Ветхом Завете.

В случае тяжких преступлений — а к ним относились убийство, похищение имущества из дворца или храма, грабеж, святотатство — приговором была смертная казнь, которая приводилась в исполнение тут же в суде, на глазах зрителей. Иногда самим горожанам дозволялось расправиться над осужденным, и они казнили его всей толпой.

Месопотамия
Читайте в рубрике «Месопотамия»:
/ В городе Уре
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам