Голуби, хранимые вечно

Утухенгаль Утухенгаль

В конце XXII века до нашей эры Утухенгаль, царь Урука, поднял всеобщее восстание против кутиев и сумел их изгнать. Однако по нелепой случайности он погиб. Власть над страной захватил его сподвижник Урнамму, обосновавшийся в Уре. Он стал основоположником III династии Ура (2112 — 2003 гг. до н. э.).

Строительные надписи, царские гимны и административные документы, пусть и сохранившиеся в огромном количестве, к сожалению, не дают возможности воссоздать исчерпывающую картину истории Месопотамии в годы правления III династии Ура.

Урнамму (2111 — 2094 гг. до н. э.) и особенно его сын Шульги (2093 — 2046 гг. до н. э.) довели централизацию в государстве до максимально возможного в тех условиях предела, создав, по утверждению некоторых историков, образцовое бюрократическое государство Древнего Востока. В период их правления была сформирована особая целостная государственная идеология в том виде, в каком ее переняли впоследствии семитские народы — вавилоняне и ассирийцы.

Уже при Урнамму царская власть приобрела деспотический характер. Царь был верховным судьей, главой всего государственного аппарата, он же решал вопросы войны и мира. Все храмовые и государственные хозяйства на территории «Царства Шумера и Аккада» — так Урнамму стал именовать свое государство, простиравшееся от берегов Персидского залива до современного Багдада, — были объединены в один огромный унифицированный механизм.

В царских и храмовых хозяйствах многочисленный штат писцов и чиновников регистрировал все аспекты хозяйственной жизни. В стране велся подробнейший учет и контроль. Любое самое ничтожное действие (например, выдача двух голубей на кухню) фиксировалось письменно. Разовые документы сводились в годовые отчеты по отрядам,
по городам и т. д. В стране были налажены транспортные системы, гонцы рассылались с документами во все концы государства.

Все работники, число которых составляло, видимо, от одного до двух миллионов, были сведены в многочисленные отряды и работали с утра до вечера без выходных. Отряды могли перебрасывать с места на место, с одной работы на другую. Смертность среди работников была очень высокой. Используя подобные методы, власти надеялись восстановить ирригационную систему, разрушенную кутиями.

Именно теперь, когда в стране установился порядок, пусть деспотический и жестокий, жители стали расселяться за пределами городов. В прежние эпохи, когда отдельные города-государства почти непрерывно вели войны между собой, такое было немыслимо. Тогда земледельцы были вынуждены жить под защитой городских стен.

Порядок теперь подкреплялся законом. Шульги издал древнейшие известные нам правовые акты. В этих законах он не руководствовался принципом «око за око, зуб за зуб», а установил принцип, по которому ущерб пострадавшему возмещался деньгами.

Вся страна теперь раболепно почитала своего царя. В храмах ставились его изваяния, которым надо было приносить жертвы. Его причислили к богам. Сами боги также были сведены в единую систему во главе с верховным царем-богом Энлилем (Эллилем) Ниппурским — прообразом земного властителя.

Энлиль считался родоначальником и отцом всех богов. Он создал Землю и все живое: людей, животных, птиц, растения. Ничто не могло происходить без его участия: постройка городов, разливы рек, веяние ветра. Без желания Энлиля, сказано в посвященном ему гимне:

«Глубоководные рыбы в тростниковых зарослях икру не мечут,
Небесные птицы на земле просторной не вьют гнезда,
В небесах грозовые тучи не раскрывают пасти.
На ниве и в поле пестрый ячмень не колосится,
В степи — краса ее — злаки и травы не зацветают,
В садах деревья тяжелых плодов не рождают.»

(пер. В. Афанасьевой)

Его основной храм находился в городе Ниппуре. Этот город «еще детально не исследован, но пока складывается такое впечатление, что практически каждый гражданин Ниппура был так или иначе связан с культом бога Энлиля, — писал И. М. Дьяконов. — Ниппур стал первым в истории Передней Азии автономным привилегированным храмовым городом. В последующиестолетия тот же статус получили и Сиппар, Вавилон и другие города».

Смерть Шульги стала роковым событием для страны. Его наследники, Амар-Суэн и Шу-Суэн, правили недолго. В предчувствии будущих бед Шу-Суэн возвел протяженную стену, чтобы защититься от вторгавшихся аморейских племен. Стена ограждала Южную Месопотамию с севера, и все же медленно, но верно — как вода, просачивающаяся во все щели и трещины, — амореи проникали в страну, подтачивая столь прочный, казавшийся вечным порядок. Армия же Ура начала терпеть поражения в войнах с амореями и эламитами.

Последним царем династии был Ибби-Суэн, которого увели в кандалах в плен, и в Эламе, надо думать, казнили. Храмы Ура подверглись разграблению, а в самом городе был оставлен эламский, гарнизон. После нескольких лет оккупации опустошенного и голодного Ура (2003— 1996 гг. до н. э.) эламиты ушли.

Вторжением амореев и эламитов был навсегда сокрушен тщательно отрегулированный, но чересчур громоздкий и негибкий бюрократический аппарат учета и надзора, сформировавшийся при III династии Ура. Отряды работников, трудившихся из-под палки на полях, попросту разбежались.

В «Плаче о гибели Ура» сказано:

«Вола моего из хлева не гонят пастись — его погонщик ушел,
Барана моего из хлева не гонят пастись — его пастырь ушел.
В каналах моего города воистину набрался песок,
Воистину они обращены в жилище лисиц,
Не текут в них проточные воды — заботившийся о них ушел,
На полях моего города нет ячменя — надзиратель ушел.»

(пер. И. М. Дьяконова)

Поля опустели, хлебные склады были разорены или уничтожены. В городах, не попавших в руки к амореям, начался голод. Ведь при царях Ура ведение частных хозяйств не поощрялось, земельные наделы выдавались служащим лишь в единичных случаях, а потому все население целиком зависело от раздачи хлеба, собранного отрядами работников, обрабатывавших царские поля. Теперь эта система хозяйства потерпела крах. Отныне дело снабжения страны пропитанием перешло в руки отдельных семей.

Время шумерских городов-государств окончательно миновало, и шумеры исчезли с исторической сцены. Судьбу Месопотамии определяли теперь новые цари и новые города. Мари (на среднем течении реки Евфрат), Ашшур и Вавилон — так назывались теперь главные политические центры. Между ними велась борьба за господство.

Аморейские вожди захватили власть во многих городах Месопотамии: в Уруке, Вавилоне, Сиппаре, Мари, Ашшуре и других, полностью подчинив себе Шумер. Некоторые из них быстро сошли со сцены, другие продержались дольше, но все эти города были объединены в первой половине XVIII века до нашей эры под властью Хаммурапи Вавилонского.

С этого времени шумерская культура стала неотъемлемой Частью культуры вавилонян и ассирийцев и через нее вошла в культуру других народов и дожила до наших дней.

Месопотамия
Читайте в рубрике «Месопотамия»:
/ Голуби, хранимые вечно
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам