Историография Древней Месопотамии

Месопотамия Месопотамия

Первое научное путешествие в Месопотамию и Персию было предпринято в XVIII в. датским ученым К. Нибуром, который привез в Европу копии клинообразных надписей из дворца в Персеполе. Он пришел к выводу о наличии в них трех систем письменности с различным количеством знаков.

Дешифровка началась с простейшей системы с наименьшим количеством знаков. В 1802 г. немецкий учитель классических языков Г. Гротефенд предположил, что эти надписи принадлежат персидским царям династии Ахеменидов, и на одной из них прочел имена Дария и Ксеркса, а также отца Дария — Гистаспа. Таким образом, он дешифровал около 10 клинописных знаков из 39 и установил, что одним из языков надписей является древнеперсидский. Что касается двух других частей надписей, то одну он верно определил как вавилонскую (аккадскую), другая впоследствии была определена как эламская.

Большой вклад в дешифровку клинописи независимо от Г. Ф. Гротефенда внес в 30—40-е годы XIX в. английский офицер и дипломат Г. Раулинсон, многие годы работавший на Ближнем Востоке. В Иране близ Хамадана (древняя столица Мидии — Экбатаны) он обнаружил огромную трехъязычную надпись персидского царя Дария I на Бехистунской скале. К 1847 г. ему удалось из более чем 600 знаков вавилонской части надписи определить 250. Европейские ученые Ж. Опперт, Э. Хинкс и другие также внесли значительный вклад в дешифровку аккадской клинописи уже на материале текстов глиняных табличек из Месопотамии. К 1855 г. была дешифрована и третья часть Бехистунской надписи, написанная клинописью на эламском языке.

В 90-х годах XIX в. немецким ученым Ф. Деличем были созданы грамматика и словарь аккадского языка.

Успехи в дешифровке клинописи обеспечили признание новой отрасли исследований, которая получила название ассириологии (по основному направлению работы, проводившейся в это время с ассирийскими надписями и памятниками материальной культуры). В настоящее время так называется комплекс наук, изучающих язык, историю и культуру народов, населявших в древности ряд районов Ближнего Востока и писавших клинописью.

Находки все новых клинописных документов позволили установить, что этой системой письменности наряду с вавилонянами и ассирийцами пользовались хурриты, а до них — еще более древние обитатели долины Двуречья — шумеры и что у народов Месопотамии клинопись заимствовали урарты, эламиты, хетты и др. В результате из ассириологии выделились шумерология, эламитология, урартология, хеттология.

Дешифровка шумерской письменности — первоосновы клинописи — ввиду больших трудностей и постепенного накопления материала была осуществлена много позже, в первой половине XX в. усилиями таких ученых, как Ф. Тюро-Данжен, А. Пе-бель, А. Даймель, А. Фалькенштейн и др. Пиктография, ранняя стадия развития шумерской письменности, еще находится в процессе дешифровки.

Археологическое изучение. Археологические раскопки в Месопотамии начались в середине XIX в. и осуществлялись вначале не специалистами-археологами, а энтузиастами, увлеченными поиском древних памятников.

Первые открытия древних городов Месопотамии были сделаны в ее северной части, где некогда находилась Ассирия. В 1842 г. французский дипломат Э. П. Бот-та начал раскопки холма Куюнджик, который местные предания связывали с блестящей столицей Ассирии — Ниневией. Однако более чем скромные находки вскоре заставили его прекратить раскопки этого холма и начать работу у деревни Хорсабад, где в 1843 г. были обнаружены руины резиденции ассирийского царя Саргона II — города Дур-Шаррукина. Найденные Ботта памятники положили начало ассирийской коллекции Луврского музея во Франции.

В 1845—1847 гг. английский дипломат Г. А. Лэйярд, хорошо знавший восточные языки и много путешествовавший по Ближнему Востоку, предпринял раскопки холма Нимруд, под которым им были открыты руины ассирийского города Кальху с царскими дворцами, грандиозными скульптурами человеко-быков и человеко-львов, художественными рельефами и т. д. В 1847 г. им было сделано еще одно поразительное открытие. Обратившись к раскопкам бесперспективного, с точки зрения Ботта, холма Куюнджик, Лэйярд открыл руины Ниневии, в том числе дворец царя Синаххериба (VII в. до н. э.) с библиотекой его внука Ашшурбанапала, полной «глиняных книг». Находки Лэйярда легли в основу древневосточной коллекции Британского музея в Лондоне.

Вторая половина XIX — начало XX в. составляют новый этап в развитии археологических исследований в Месопотамии, характеризующийся систематическими раскопками основных древних городов долины Тигра и Евфрата.

Ценные открытия были сделаны сотрудником Лэйярда — X. Рассамом, который, продолжая изыскания на холме Куюнджик, обнаружил дворец ассирийского царя Ашшурбанапала с великолепными рельефами, изображающими охотничьи и военные сцены, и обширной царской библиотекой. Близ холма Нимруд, в местечке Балават, он открыл ассирийские памятники IX в, до н. э., в том числе четыре бронзовые плиты — обшивку так называемых Балаватских ворот с изображением сцен военных походов и принесения дани. Рассам обнаружил развалины древнего города Сиппара с храмом бога Солнца Шамаша, архивом деловых документов, школой с «учебными пособиями» и др. Он разыскивал также письменные документы Древней Месопотамии в самых различных ее уголках. Одной из интереснейших оказалась находка летописи Ашшурбанапала на глиняном цилиндре, получившем в науке наименование «Цилиндр Рассама».

Английскими экспедициями второй половины прошлого века были открыты древние шумерские города Урук, Ур, Ларса, Эреду.

К числу выдающихся достижений конца XIX в. нужно отнести раскопки французскими археологами шумерского города Лагаша, где были обнаружены многочисленные статуи его правителей, особенно Гудеа, серебряные и алебастровые вазы, «Стела коршунов», увековечившая победу Лагаша над соседним городом Уммой, надписи правителя Уруинимгины, запечатлевшие его реформы (XXIV в. до н. э.), огромный архив хозяйственных храмовых документов. Не менее важным было открытие американской экспедицией города Ниппура, просуществовавшего 3000 лет. Находки поражали своей грандиозностью: остатки храма общешумерского бога Энлиля, храмовая библиотека с более чем 60 000 глиняных табличек, храмовые хозяйственные постройки, дворец, школа, рынок, лавки, жилые дома и др.

Открытия XIX в. были поистине сенсационными, поражавшими европейскую научную общественность все новыми и новыми интереснейшими памятниками великой и древней месопотамской цивилизации. Но нельзя не отметить, что велись они на полудилетантском уровне, археологами-любителями. Строго научных методов в археологии еще не было выработано. В погоне за произведениями искусства, броскими и ценными вещами разрушались слои, уцичтожались менее ценные на первый взгляд памятники (жилые постройки, керамика, предметы быта), отсутствовала фиксация находок, не всегда делались зарисовки и чертежи.

Начало XX в. ознаменовалось поистине эпохальными открытиями, к тому же выполненными уже не на любительском, а на научном уровне.

Немецкая археологическая экспедиция под руководством Р. Кольдевея раскопала группу холмов, располагавшихся в 90 км к югу от Багдада. Был открыт древний Вавилон — важнейший экономический, политический и культурно-религиозный центр Месопотамии на протяжении нескольких тысячелетий. В ходе раскопок, продолжавшихся с 1899 по 1917 г., были обнаружены крепостные стены города с башнями, дворец одного из самых знаменитых царей — Навуходоносора II (VII—VI вв. до н. э.), улица религиозных процессий, остатки храма верховного вавилонского бога Мардука и гигантского зиккурата и др. Многие из найденных памятников составили блестящую коллекцию Берлинского музея.

Интересные открытия были сделаны и другими немецкими археологами в Месопо- тамии. В. Андре в 1903—1914 гг. раскопал древнейшую столицу Ассирии — город Аш-шур, где были обнаружены руины царских дворцов, храмов, в том числе храм верховного ассирийского бога Ашшура, царские склепы, жилые городские дома и улицы. Немецкие археологи (среди них Р. Кольдевей и В. Андре) вели также раскопки в современной деревушке Фара, где были найдены остатки шумерского города Шуруппака, библиотека с древнейшими хозяйственными текстами; в Борсиппе — пригороде Вавилона — были открыты остатки 49-метрового зиккурата; обнаружен также шумерский город Умма.

Первая мировая война на время прервала раскопки в Двуречье. Новое оживление археологических работ наступило в 20— 30-е годы XX в.

В 1933—1939 гг. французскими археологами под руководством А. Парро был раскопан древний город Мари. В результате этих работ открыт грандиозный дворец начала II тысячелетия до н. э., построенный царем Мари Зимрилимом, с архивом более чем 20 000 табличек хозяйственных и дипломатических документов. Раскопки оказались настолько удачными, что, прерванные второй мировой войной, они возобновились и продолжались до середины 70-х годов. Были открыты остатки еще трех дворцов (IV и III тысячелетий до н. э.), храм богини плодородия Иштар, погребения, новые глиняные таблички.

В 1922—1934 гг. английская археологическая экспедиция под руководством Л. Вулли вела систематические раскопки древнего Ура. Были открыты памятники, позволяющие восстановить историю города начиная с IV тысячелетия до н. э. и кончая IV в. до н. э.: храмы бога луны Наннара и его супруги, богини Нингаль; зиккурат конца III тысячелетия до н. э., построенный царем Ур-Намму; царские гробницы раннедина-стического периода; школы, мастерские, рынок, гавань, трактир, жилые кварталы, храмовые, государственные и частные архивы.

Производились раскопки и на территории окраинных государств Месопотамии. В 1925—1930 гг. американские археологи во время раскопок в Аррапхе под тремя холмами обнаружили цитадель, дворцовые, храмовые, хозяйственные и жилые постройки и крупные архивы II тысячелетия до н. э. В 1930—1936 гг. американскими учеными была открыта древняя Эшнуна — центр небольшого месопотамского царства в бассейне реки Диялы.

Для археологического изучения Месопотамии после второй мировой войны характерны следующие черты.

Во-первых, наряду с европейскими и американскими исследователями в археологические работы включились иракские ученые. Фуадом Сафаром и Таха Бакиром при раскопках Шадуппума (города на территории царства Эшнуна) были найдены глиняные таблички с текстом одного; из древнейших судебников — Законов из Эшнуны, математические таблички и др. Иракские ученые обратились к раскопкам Эреду, и обнаружение там 14 доисторических слоев подтвердило глубокую древность этого самого южного шумерского города. В 50—60-х годах иракские археологи при раскопках холма Неби-Юнус, под которым покоились остатки Ниневии, открыли дворец Асархаддона, арсенал, хозяйственные постройки, много письменных документов. Багдадский и другие музеи основательно пополнили свои коллекции, тогда как прежде находки увозились в Европу и Америку, продавались местными жителями путешественникам. Музеи стали издавать материалы коллекций. Национальный журнал «Сумер», выходящий в Багдаде, постоянно публикует материалы раскопок и новые документы. Создан Генеральный директорат древностей Ирака, который направляет и контролирует ход археологических работ в стране. Многие древние памятники реставрируются, в том числе создан проект реставрации древнего Вавилона и превращения его в музейно-туристический центр.

Вторая характерная черта археологического изучения Месопотамии в 50—80-е годы — повторное обращение к памятникам, раскапывавшимся в XIX — начале XX в., но уже во всеоружии новых научных методов. Так, археологи из ФРГ систематически ведут раскопки в Уруке, где ими исследовались святилище III тысячелетия до н. э, храм богини плодородия Инанны, древнейшая стена города из необожженных кирпичей («стена Гильгамеша» — легендарного правителя Урука), ремесленные мастерские, погребения с богатым инвентарем, надписи ассирийских и вавилонских царей. Английские археологи под руководством М. Мэллоуэна обратились к холму Нимруд, открытому их соотечественником Лэйярдом. Раскапывался «форт Салманасара» — мощная цитадель с крепостными стенами и башнями, казармами, парадными залами, хозяйственными складами, дворцы ассирийских царей IX—VII вв. до н. э., несколько храмов. Американские ученые возобновили раскопки Ниппура, который вновь дал в их распоряжение обилие письменных документов.

Третья черта периода — это обращение археологов к древнейшим эпохам Месопотамии, к ее доистории. Уже не броские руины, привлекавшие внимание и кладоискателей, и путешественников, и художников, а заброшенные пещеры, невидные холмы становятся объектом работ, в результате которых были обнаружены палеолитические пещерные стоянки Шанидара, неолитические поселения Джармо, Хассуна и др. Это открыло миру неизвестные древнейшие страницы истории Месопотамии.

Так от дворцов поздней Ассирии до пещер палеолита шло археологическое изучение прошлого этой страны. Первоначальный дилетантизм сменялся выработкой подлинно научной методики. Археология от поиска сенсационных вещей перешла к решению важнейших проблем, освещению целых этапов в истории Месопотамии.

Основные направления работы зарубежных исследователей. Становление ассириологии как науки представляло собой сложный процесс. В XIX в. ассириологические памятники использовались главным образом для подтверждения или опровержения данных Библии. Ассириология развивалась как часть библейской критики.

Выявление более древних истоков месопотамской культуры, зависимость многих библейских сюжетов, особенно мифологических, от месопотамских прообразов привело, с одной стороны, к «высвобождению» ассириологии из лона библейской критики, с другой — к значительной переоценке роли шумеро-вавилонской культуры в развитии цивилизаций Ближнего Востока и даже в общемировом масштабе, что отразилось в рождении теории «панвавилонизма», получившей широкое развитие в конце XIX — начале XX в., особенно в среде немецких ассириологов.

Развитие ассириологии стимулировалось прежде всего изданием того огромного материала, который уже дали и продолжают давать археологические раскопки. Одним из первых энтузиастов этого был дешифровщик клинописи Г. Раулинсон. По праву вошло в историю имя гравера Британского музея Дж. Смита, самостоятельно изучившего клинопись и ставшего выдающимся ученым. Он нашёл, перевел и издал многочисленные клинописные литературные произведения, научные и религиозные тексты, надписи, летописи и хозяйственные документы на аккадском языке. Смит потратил много времени и сил на собирание буквально по частям «Эпоса о Гильгамеше». С конца XIX в. начали выходить многотомные издания клинописных документов, хранящихся в крупнейших европейских музеях. Во второй половине XX в. эта работа еще более активизировалась, в нее включились и американские ученые. Так, огромную работу по публикации, переводу и изучению шумерских документов из музеев США, Турции, Ирака и ряда других музеев мира, в том числе из Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, в течение нескольких десятилетий осуществляет американский шумеролог С. Крамер. Однако большая часть клинописных документов еще не издана, что создает проблему известной предварительности научных выводов.

Уже с конца XIX в. создаются общие груды по истории Месопотамии, среди которых выделяются исследования немецких историков К. Бецольда и Б. Майснера, американских ученых А. Олмстэда, А. Л. Оппенхейма и др.

В целом за более чем 100-летний период развития ассириологии следует выделить как наиболее разрабатываемые в зарубежной науке следующие проблемы.

Активно изучаются вопросы политической истории и государственного устройства. Однако в исследованиях по этой тематике можно порой встретиться с идеализацией восточной деспотии, с представлением об извечности и статичности ее существования, с идеалистическим объяснением причин войн темпераментом, характером того или иного народа, узкополитическими мотивами. Среди работ, посвященных исследованию политического устройства государств Месопотамии, выделяются работы 40—50-х годов датско-американского шумеролога Т. Якобсена, в которых прослеживаются этапы становления государственности в Шумере от ранних форм первобытной демократии к деспотии.

Важным направлением в зарубежной науке является изучение права Древней Месопотамии, что закономерно, ибо ни одна другая древневосточная страна не дала столько юридических памятников. Особенно много трудов посвящено анализу законов вавилонского царя Хаммурапи.

Наибольшее внимание зарубежные ученые уделяют вопросам культуры и религии Древней Месопотамии. Различные стороны месопотамской культуры: проблема ее происхождения, мифология, выдающиеся литературные памятники, характерные черты . искусства, зарождение научных знаний, вклад шумеров, вавилонян, ассирийцев в ее развитие и ее влияние на культурные достижения других древневосточных народов — нашли отражение в их трудах. При этом нельзя не отметить, что интерес к месопотамской культуре во многом подогревался задачами библейской критики, а также развитием течения «панвавилонизма», расценивающего ее в качестве первоосновы культуры человечества, что нашло яркое отражение в трудах Ф. Делича, Г. Винклера и др.

Значительное внимание уделяется в зарубежной науке проблемам этногенеза на территории Месопотамии, происхождению шумеров, их взаимоотношениям с семитоязычными народами.

Гораздо меньше внимания зарубежная наука уделяла проблемам экономики и социальных отношений. Изучение этих проблем требует выработки правильных методологических основ для понимания узловых вопросов истории общества и закономерностей его развития. В зарубежной же науке наибольшим влиянием в конце XIX' — начале XX в. пользовалась так называемая теория циклизма Эд. Мейера, утверждавшая, что всякая цивилизация начинается с феодализма, доходит до уровня капитализма и затем гибнет от внутренних противоречий, после чего цикл повторяется сызнова. Востоку в этой теории отводилась роль общества, пребывающего в состоянии вечного феодализма. Поэтому в общих работах начала XX в., например выдающихся немецких ассириологов Б. Майснера, П. Кошакера и других, давалась оценка общества Древней Месопотамии как феодального.

Наряду с теорией циклизма на Западе получили широкое распространение теории непознаваемости и беспорядочности' исторических явлений, что не способствовало решению коренных проблем развития общества Месопотамии. Преобладающим было фактографическое направление, причем не столько с историческим, сколько с филологическим уклоном. Однако в последнее время появились капитальные исследования, посвященные проблемам социальной структуры, организации хозяйства, формированию и роли города, ремесел и торговли, характеристике храмового хозяйства. Активно издаются и комментируются деловые документы, имеющие важное значение для социально-экономических исследований (труды А. Фалькенштейна, А. Л. Оппенхейма, И. Гельба, В. Леманса и др.).

Что касается развития ассириологических «школ» по странам, то первоначально ассириология обосновалась в Англии и во Франции. С конца XIX— начала XX в. центр ее переместился в Германию, где велись интересные, хотя порой и ошибочные, теоретические разработки, была создана капитальная филологическая база и откуда вышли научно подготовленные археологические экспедиции. С установлением там фашистской диктатуры многие ученые-ассириологи из Германии и стран Европы уехали в США, где сейчас работают всемирно известные ассириологические учреждения. В настоящее время наряду с ассириологическим центром в США значительным авторитетом пользуются европейские «школы» ассириологии Франции, Италии, Бельгии, Голландии, а также восточные — Турции и Ирака.

Месопотамия
Читайте в рубрике «Месопотамия»:
/ Историография Древней Месопотамии
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам