Периодизация истории Древнего Китая

Пагода Пагода

Древнекитайская цивилизация возникла на основе неолитических культур, сложившихся в V—III тысячелетиях до н. э. в среднем течении реки Хуанхэ. Бассейн Хуанхэ был главной территорией формирования этнической общности древних китайцев, одним из центров ранних мировых цивилизаций, в течение длительного времени развивавшимся в условиях относительной изоляции. Лишь с середины I тысячелетия до н. э. начинается процесс расширения территории, освоенной древними китайцами. Они постепенно распространяются в южном направлении, сначала в район бассейна Янцзы, а затем и дальше на юг.

На грани нашей эры древнекитайское государство выходит уже далеко за пределы бассейна Хуанхэ, хотя северная граница, этнической территории древних китайцев оставалась почти неизменной. Пересекая с севера на юг лессовое плато, лежащее на уровне 400—1500 м, река Хуанхэ поворачивает на восток, течет по Среднекитайской равнине и впадает в Бохайский залив. Русло Хуанхэ в его нижнем течении на протяжении последних тысячелетий неоднократно перемещалось; изменялась и конфигурация береговой линии Бохайского залива, непрерывно отступающего под воздействием речных наносов.

Несколько тысячелетий тому назад вся долина Хуанхэ была покрыта лесами, полностью истребленными к настоящему времени. Климат этого региона последовательно изменялся от более высоких к более низким среднегодовым температурам при общем понижении уровня увлажненности. В IV—II тысячелетиях до н. э. в районе среднего течения Хуанхэ водились слоны и носороги, тапиры и бамбуковые крысы, в поймах рек были обширные заросли бамбука. В эпиграфических памятниках второй половины II тысячелетия до н. э. мы находим сведения об обильных осадках — «длительных дождях», которые шли с перерывами весь год.

Мягкие аллювиальные почвы в долинах Хуанхэ и ее притоков создавали весьма благоприятные условия для занятия земледелием. Поэтому до I тысячелетия до н. э. поселения размещались в непосредственной близости от русла рек на невысоких лессовых террасах, а значительные пространства Среднекитайской равнины оставались неосвоенными. Пойменное земледелие привязывало людей к реке, и это было чревато серьезной опасностью. Не случайно в ранних памятниках письменности древнекитайское слово «несчастье» записывалось иероглифом, изображавшим разлившуюся водную стихию. Повышение уровня воды в реках постоянно грозило губительными наводнениями, бороться с которыми люди еще не умели.

Существенные изменения произошли лишь с середины I тысячелетия до н. э., когда широкое распространение железных орудий позволило древним китайцам выйти за пределы речных пойм. Они научились возделывать твердые почвы, что создавало условия для более равномерного размещения населения и освоения всей территории современного Северного Китая. Палеоантропологические находки, относящиеся к эпохам неолита и бронзы, свидетельствуют, что восточные монголоиды преобладали на этой территории.

В нашем распоряжении нет и, надо полагать, никогда не будет прямых данных о том, на каких языках говорили люди, населявшие бассейн Хуанхэ в неолитическое время; можно лишь предполагать, что создатели культуры крашеной керамики Яншао (V—IV тысячелетия до н. э.) были протосинотибетцами, вытеснившими и частично ассимилировавшими более древнее палеоазиатское население. Вероятно, иньская этническая общность (II тысячелетие до н. э.) возникла в результате смешения одной из групп протосинотибетцев с племенами южного происхождения. Другая, более западная группа протосинотибетцев стала основой формирования чжоуской этнической общности. На базе взаимодействия иньцев и чжоусцев в I тысячелетии до н. э. в среднем течении Хуанхэ складывается древнекитайский этнос. В формировании его принимали участие также и соседние этнические общности, говорившие на палеоазиатских (на севере) и аустроазиатских (на юго-востоке) языках.

Хронология и периодизация

Как и в других странах древнего мира, в Китае не существовало единой системы летосчисления. Начиная с I тысячелетия до н. э. даты обозначались по годам правления вана (верховного правителя), поэтому установление абсолютной хронологии наталкивается порой на значительные трудности. Так, современные исследователи по-разному датируют чжоуское завоевание, приведшее к падению государства Инь: это событие относится одними историками к 1122 г. до н. э., другими — к 1066, 1050 или к 1027 г. до н. э. Лишь с 341 г. до н. э. в истории Древнего Китая начинается вполне достоверная хронология.

С I в. н. э. древние китайцы начали использовать для обозначения лет особые знаки шестидесятиричного цикла, до того служившие для наименования дней. Шестидесятилетний цикл, использующийся с тех пор в Китае непрерывно, полностью устранил возможность сколько-нибудь серьезных ошибок в датах. Для уточнения хронологии более раннего периода в настоящее время используются новые методы исчисления абсолютных дат, в частности записи о солнечных и лунных затмениях и т. д.

Для традиционной китайской исторической науки была характерна периодизация древней истории Китая по династиям. Так, за эпохой мифических «пяти императоров» следовало время правления «трех династий» (Ся, Шан-Инь и Чжоу). По традиции эпоха Чжоу делится на две части — Западное Чжоу (XI—VIII вв. до н.э.) и Восточное Чжоу (VIII—III вв. до н. э.), включающее периоды Чуньцю и Чжаньго. На смену династии Цинь (III в. до н. э.) приходит династия Ханьг время правления которой также делится на Западный и Восточный периоды. Династийная периодизация не может полностью удовлетворить требования современного исследователя. Поэтому мы пользуемся археологической периодизацией, членящей этапы развития общества по уровню производительных сил и основному материалу, из которого изготавливались орудия труда. Следовательно, эпоха, предшествующая «трем династиям», должна быть отнесена к неолиту, тогда как с шан-иньского времени древнекитайское общество вступает в эпоху бронзы. В конце периода Чуньцю (VI—V вв. до н. э.) в Древнем Китае получают распространение железные орудия — начинается эпоха железа.

Для нас, разумеется, наиболее существенна периодизация, основным критерием которой является социально-экономическое развитие общества. Мы выделяем пять основных периодов истории древнекитайского общества: 1. Разложение первобытнообщинного строя и возникновение классового общества и древнейших государств (II тысячелетие до н. э.). 2. Древний Китай в VIII—III вв. до н. э. 3. Первое централизованное государство в Китае — империя Цинь (221—207 гг. до н. э.). 4. Империя Хань (III—I вв. до н. э.). 5. Древний Китай в I—III вв. н. э.

Источники древнекитайской истории

В распоряжении исследователя древней истории Китая имеются чрезвычайно многочисленные и в большинстве своем достаточно надежно датированные письменные памятники. Это весьма разнообразные по своему содержанию исторические сочинения, дошедшие до нашего времени в виде книг. Они составляют первую и основную категорию источников изучения древней истории Китая.

Среди письменных источников большое значение имеют древнекитайские летописи, прежде всего летопись «Чуньцю», составленная в царстве Лу и освещающая события VIII—V вв. до н. э. Вокруг текста «Чуньцю», авторство которой традиция приписывает древнекитайскому философу Конфуцию, позднее возникла значительная комментаторская литература. Один из таких комментариев — «Цзочжуань» — представляет собой фактически самостоятельную хронику событий, имевших место в тех же хронологических рамках. От «Чуньцю» эта хроника отличается несравненно большей детализацией повествования.

С летописями тесно связан другой жанр древнекитайских исторических сочинений, представленный прежде всего книгой «Шаншу» («Шуцзин»). Это запись речей правителей и их приближенных. Лишь часть текста «Шаншу», сохранившегося до нашего времени, может быть признана подлинной (некоторые главы этого труда являются позднейшей интерполяцией).

Особое место среди источников по древней истории Китая занимает «Шиц-зин» — свод песен, в большинстве своем фольклорного происхождения. Не будучи историческим сочинением в узком смысле этого слова, «Шицзин» содержит разнообразные материалы для характеристики многих важных сторон жизни древнекитайского общества первой половины I тысячелетия до н. э.

В этом же плане большую ценность представляют труды древнекитайских философов V—III вв. до н. э., которые в полемике со своими идейными противниками постоянно апеллировали к событиям исторического прошлого.

В I в. до н. э. в Древнем Китае появляется историческое сочинение, оказавшее решающее воздействие на дальнейшее развитие историографии не только в Китае, но и в ряде других стран Дальнего Востока. «Исторические записки» Сыма Цяня (145—90 гг. до н. э.) — это всеобщая история страны с древнейших времен до I в. до н. э. Сыма Цянь использовал новый принцип изложения исторических событий — жизнеописания. «Исторические записки» состоят из пяти разделов, три из них построены по этому принципу: «Основные записи» — повествования о важнейших деяниях правителей различных династий; «Истории наследственных домов» — биографии крупнейших представителей наследственной аристократии: «Жизнеописания» — биографии исторических личностей. Сыма Цянь включил в свой труд также «Трактаты», посвященные отдельным сторонам общественной жизни, культуры, науки, и «Таблицы», в которых рассматриваются проблемы хронологии.

Историографический метод Сыма Цяня был использован Бань Гу (32—92 гг.), автором «Ханьской истории». Однако сочинение Бань Гу посвящено истории одной династии — Хань, точнее Западной Хань (206 г. до н. э.). Бань Гу, таким образом, является основоположником нового жанра китайской историографии, получившего название «династийных историй». К их числу принадлежит, в частности, «История Поздней династии Хань», написанная в начале V в. и освещающая события I—III вв.

В начале XX в. в историографии Китая получает распространение гиперкритический подход к письменным древнекитайским историческим источникам. Подчеркивая необходимость выявления аутентичности древних памятников и позднейших искажений и вставок в них, сторонники этого направления считали недостоверными, например, все сведения об эпохе Шан-Инь, сообщаемые Сыма Цянем, и утверждали, что история Китая начинается с эпохи Чжоу. Решающим аргументом, подорвавшим позиции гиперкритической школы, были результаты археологических исследований, начатых в Китае во втором десятилетии XX в. В 1921 г. шведский ученый И. Г. Андерсон обнаружил в среднем течении Хуанхэ следы неолитической культуры, которая бала названа им Яншао. В 1928 г. начались раскопки столицы Шан-Инь близ Аньяна, позволившие получить представление об уровне производительных сил, социальной организации и материальной культуре Древнего Китая в XIV—XI вв. до н. э.

Значительный шаг вперед в археологическом изучении территории современного Китая был сделан после победы китайской революции, особенно в 50—80-х годах. Применение новейших методов раскопок (в частности, вскрытие древних поселений на больших площадях) позволило обогатить источниковедение древней истории Китая ценнейшими данными, относящимися ко всем периодам древнекитайского общества от неолита до эпохи Хань. Среди наиболее важных достижений китайской археологии последних лет следует отметить раскопки раннешанского города в Эрлитоу; находки большого количества чжоуских бронзовых сосудов с надписями на них; открытие близ Чанша богатых погребений III в. до н. э., в которых ввиду специфических условий внешней среды полностью сохранился комплект одежды, утвари, украшений и произведений искусства, а также многочисленные надписи на деревянных табличках и шелке.

Для изучения древнекитайского общества, эпохи Шань-Инь исключительное значение имеют эпиграфические источники, и среди них в первую очередь так называемые гадательные надписи XIV—XI вв. до н. э. Впервые они были открыты китайскими учеными в 1899 г. В ходе раскопок шан-иньской столицы близ Аньяна было найдено большое количество новых надписей. Изучая их, исследователи обнаружили в эпиграфических текстах упоминания имен и фактов, известных из «Исторических записок» Сыма Цяня. По своему содержанию гадательные надписи отражают социальную и политическую историю эпохи Шан-Инь.

Не менее ценные сведения содержатся в эпиграфических источниках X—VII вв. до н. э. — чжоуских надписях на ритуальных бронзовых сосудах. Изучение этих памятников позволило установить подлинность и достоверность ряда глав «Шаншу», текст которых обнаруживает стилистическое сходство с надписями на сосудах.

К III в. до н. э.—III в. н. э. относятся весьма разнообразные по своему характеру и содержанию надписи (преимущественно на деревянных планках), среди которых представлены различные категории официальных документов (подворные списки, ведомости, купчие и т. д.).

Историография

Для традиционной китайской исторической науки характерны две особенности: во-первых, представление об извечном и абсолютном превосходстве китайской культуры над культурой соседних народов; во-вторых, отождествление мифа с историческим фактом, следствием чего было неправомерное удревнение истоков государственности в Китае.

Гиперкритическое направление китайской историографии возникло как реакция на недостатки традиционной науки, но его пороком была противоположная крайность суждений о прошлом. Лишь в конце 20-х годов XX в., по мере распространения в Китае марксистских идей, постепенно складываются предпосылки для развертывания подлинно научного исследования древней истории Китая с позиций исторического материализма. Однако дискуссии о характере древнекитайского общества, проходившие в Китае в 30-х годах, показали, что для многих исследований, предпринятых в те годы, характерен догматизм в толковании отдельных положений марксистско-ленинской теории. Характерны в этом отношении ранние работы Го Можо, абсолютизировавшего тезисы о единстве всемирно-исторического процесса и отрицавшего поэтому какую бы то ни было специфику древневосточных обществ.

В 40—50-х годах китайскими учеными успешно разрабатывались проблемы социально-экономической истории Древнего Китая. События «культурной революции» прервали эти исследования. Лишь в конце 70-х годов были возобновлены дискуссии о характере древнекитайского общества, публикации источников, создание университетских курсов по древней истории Китая.

Начало изучения Китая японскими учеными относится еще к эпохе средневековья. За последние десятилетия в Японии в равной мере изучаются все периоды древней истории Китая. Один из виднейших специалистов в этой области Кайдзу-ка Сигеки — автор капитальных исследований, касающихся формирования и развития древнекитайского государства. Большая группа японских историков работает над изучением социально-экономических отношений в эпоху Хань.

В Европе большой вклад в дело изучения истории Древнего Китая сделан французской синологической школой. В начале нашего века Э. Шаванн предпринял перевод (оставшийся, к сожалению, незавершенным) «Исторических записок» Сыма Цяня, а также опубликовал корпус каменных барельефов ханьского времени, собранных и изученных им во времена пребывания в Китае. Следует отметить также исследования одного из крупнейших французских синологов А. Масперо, капитальный труд которого «Древний Китай» оказал заметное влияние на современну» историографию. Г. Билленстейн в 50-х годах один из первых обратил серьезное внимание на проблемы демографии в Древнем Китае.

В США изучение Древнего Китая получило значительное развитие лишь в последние десятилетия, причем ведущие позиции здесь занимают ученые китайского происхождения, проживающие в Соединенных Штатах. В конце 60-х годов в США было создано международное «Общество по изучению Древнего Китая», издающее с 1975 г. свой журнал.

Русское китаеведение имеет давние традиции, у его истоков стоял в первой половине XIX в. такой известный знаток древней истории Китая, как Н. Я. Бичурин. Для русских исследователей был характерен интерес прежде всего к культуре и идеологии древних китайцев, а также прекрасное знание первоисточников.

Древний Китай
Читайте в рубрике «Древний Китай»:
/ Периодизация истории Древнего Китая
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам