Так строился город

Карфаген Карфаген

В 825 (или 823) году до нашей эры, почти за полвека до основания Рима, к берегу Тунисского залива подошли корабли, приплывшие из Азии — из финикийского города Тира. Они привезли колонистов. Их возглавляла Элисса, старшая сестра тирского царя Пигмалиона.

В окрестности будущего Карфагена жили ливийские племена; одни из них были кочевыми, другие — максии, или макситане, — занимались хлебопашеством. Предводители племен считались «царями».

Элисса обратилась с просьбой к ливийскому царю Гиарбу: «Мои спутники утомлены долгим плаванием, — сказала она. — Им надо собраться с силами, прежде чем отправиться в путь». Чтобы было, где отдохнуть, она готова была купить «столько земли, сколько может охватить бычья шкура», сообщал римский историк Аппиан. Царь удивился. Как будто эти приезжие не знали, что на шкуре быка даже им самим не уместиться — не то что построить поселение! Однако он ошибался. Элисса перехитрила его. Ночью она приказала разрезать шкуру на мелкие полоски. Растянув их на холме, финикийцы очертили место для крепости. Наутро изумленный ливийский царь вынужден был отдать Элиссе всю эту территорию.

Холм Бирса возвышался над окружающей местностью и представлял собой естественное укрепление. Здесь, на холме, колонисты нашли конскую голову; это считалось счастливым знамением. Много веков спустя на карфагенских монетах часто изображался конь — символ могущества Карфагена.

Однако царица Элисса не была счастлива в «Новом городе». Через несколько лет она покончила с собой. По легенде, переданной римским историком Юстином, царь Гиарб влюбился в Элиссу и потребовал ее руки. Иначе он грозил чужакам войной. У колонистов же не было ни армии, ни флота. Тогда Элисса попросила у царя небольшой отсрочки. Она велела развести перед воротами города огромный костер и принесла жертвы духам предков, а затем бросилась в огонь сама. Вплоть до падения Карфагена на месте гибели царицы ей возносили почести как богине.

По-видимому, Элиссу почитали под именем богини Таннит, очень популярной в Карфагене. Впоследствии Вергилий связал смерть Элиссы (или, как ее называли еще, Дидоны) с историей ее неразделенной любви к троянцу Энею.

Со временем Карфаген стал наиболее важной финикийской колонией. Город развернул торговлю с крупнейшими регионами Средиземноморья: с Египтом, Грецией, Италией (прежде всего, с этрусскими городами), а также с Сицилией и Сардинией. В то же время в Карфаген стекалось многочисленное население из других средиземноморских стран — особенно из Греции и Этрурии.

Теперь власть Карфагена простиралась далеко за пределы Бирсы. Его жители захватывали и присоединяли к карфагенским владениям берега Африки, населенные дикими племенами. Со временем карфагеняне овладели Иберией, Сицилией, Сардинией, Корсикой и еще некоторыми островами Средиземного моря.

Из жизни горожан

В древности — даже в пору владычества Рима — насчитывалось немного таких крупных городов, как Карфаген. По оценке античных историков — а Карфаген описывали Полибий, Диодор, Аппиан, Тит Ливии — в городе проживало не менее 700 тысяч человек. Карфаген был самым населенным городом во всей Передней Азии, Европе и Африке вплоть до основания трех крупнейших эллинистических мегаполисов — Александрии, Антиохии и Селевкии. В Александрии, например, по оценке испанского историка А. Гарсиа и Бельидо, проживало около одного миллиона человек; в Риме при жизни Цезаря численность населения составляла 800 тысяч человек, а в Афинах времен Перикла — 200 — 300 тысяч человек. Комментаторы отмечали, что тогдашний Карфаген еще по меркам XIX века нашей эры оставался бы одним из крупнейших городов мира.

Современные исследователи сдержанно относятся к цифрам, приводимым античными авторам^. Одни принимают их, другие критикуют. Так, по мнению немецкого историка Райнхарда Юнге, в канун Первой Пунической войны — в период, когда Карфаген в последний раз в своей истории переживал расцвет, — в столице

Карфагенской державы могло проживать около 550 тысяч человек. Среди них было не так много пунийцев. Большая часть населения города состояла из рабов, африканцев и чужеземцев, в том числе греков, италиков и этрусков. Возможно, после Второй Пунической войны население города возросло из-за множества беженцев, которые покинули земли, отошедшие к Риму и Ну мидии, и тогда численность горожан приблизилась к цифре, указанной античными авторами. Оценить же численность населения Карфагена, например, в IV веке до нашей эры, пока не представляется возможным.

Единственное, из чего можно исходить, это из площади городской застройки. В эпоху расцвета эта площадь составляла примерно 300 — 400 гектаров. Французский историк Ж. Лассер, опираясь на данные археологических исследований, подсчитал, что в Карфагене в то время могло проживать 200 — 400 тысяч человек. Разумеется, в это число включены рабы, метеки и другие неграждане.

Исходя из этих цифр, можно оценить и численность карфагенской армии. Мужчины составляли половину всего населения города. В армии могла служить только часть карфагенских мужчин, а именно в возрасте от 18 до 60 лет. По разным оценкам, это от 25 до 55 тысяч человек. Однако призвать в армию всех мужчин, пригодных для несения воинской службы, было невозможно — это полностью парализовало бы хозяйственную жизнь города. Во время Второй Пунической войны в армии Карфагена служило не более трети всех карфагенских мужчин призывного возраста. В различных исследованиях численность городского ополчения оценивают в 7500 — 33 000 человек. Легко понять, что без помощи наемников карфагеняне не могли вести войну. Лишь во время осады Карфагена численность войск, защищавших город, значительно увеличивалась за счет того, что в армию мобилизовали большую часть населения, способного носить оружие.

Исследования археологов позволяют представить быт горожан. Их жилища были обставлены мебелью: невысокими столами, стульями, табуретами, плоскими ложами. В больших деревянных сундуках хранились главные домашние богатства.

В домах имелись ванны с тщательно спланированной системой отвода воды. Полы в домах были покрыты тонким слоем красноватого цемента, с вкраплением кусочков мрамора. В эллинистическую эпоху появились мозаичные полы. Наружные стены домов были сплошными, а окна выходили во внутренний дворик — тихий, тенистый.

Богатые дома украшались статуями по греческому образцу; здесь можно было увидеть работы самых известных греческих скульпторов. Хозяева этих дворцов носили греческую одежду и греческие украшения, пользовались греческими светильниками и керамикой. У бедняков не было денег на подобные покупки, и они предпочитали продукцию карфагенских мастеров.

Мужчины носили яркую, свободную одежду, накидывали на тунику плащ, скрепленный булавкой — фибулой. Женщины предпочитали приталенную тунику.

Карфагеняне, как правило, отпускали бороду и коротко подстригали волосы, убирая их под конический колпак или шапочку, напоминавшую феску. У женщин в моде были длинные волосы; они носили немало украшений: браслеты, бусы, серьги, кулоны, кольца. Браслеты, которые надевали не только на руки, но и на ноги, нередко украшали драгоценными камнями, например, сапфирами. Серьги носили обычно в одном ухе. Серьги были очень разнообразны: они имели форму мальтийского креста, желудя, вазы, коробочки... Возможно, внутри коробочек были спрятаны заклинания.

Кулоны обычно были круглыми. Карфагеняне подвешивали их на шнурке; многие вместо кулона носили что-нибудь другое, например, печать из глазурованной глины или сердолика. Она крепилась к золотому или серебряному кольцу. Если кольцо было узким, его надевали на палец, а не подвешивали.

Флобер оставил красочное описание карфагенской модницы, дочери Гамилькара Барки: «Сплетенные нити жемчуга спускались от висков к углам рта... На груди сверкало множество камней, пестрых, как чешуя мурены. Руки, покрытые алмазами, были обнажены до плеч... щиколотки соединены золотой цепочкой».

Известно, что в семье Гамилькара хранилось более 270 золотых кубков, ваз и кувшинов, но от этой коллекции не осталось и следа. Возможно, многие из этих предметов вместе с ценностями, находившимися у других частных лиц, а также в храмах, пошли на уплату дани Риму после проигранных войн.

Многие карфагенские мужчины тоже носили золотые кольца; их надевали на пальцы рук и ног, вставляли в уши и нос. По словам Аристотеля, мужчины носили столько колец, сколько раз участвовали в походах. Помимо колец, они носили серьги, ожерелья, браслеты. В дни войны карфагеняне не боялись осады: стены надежно защищали их. С суши Карфаген был окружен тройной стеной. Высота стен достигала 15—17 метров, а ширина — почти 10 метров. Их сложили из щебня и камня и облицевали большими квадрами. Глыбы камня иногда скреплялись известковым раствором, но часто были так плотно пригнаны друг к другу, что в растворе не было надобности.

Во время осады солдаты передвигались по стене. Зубцы и башни, расположенные через каждые 60 метров, позволяли им укрыться от врага.

Защитники города жили на своем боевом посту: прямо внутри крепостных стен были устроены двухэтажные помещения. Здесь находились казармы, где хватало места для 20 тысяч пеших воинов и 4 тысяч всадников; при них были склады Продовольствия и оружия. Очевидно, здесь же проживал и командующий карфагенской армией. Внутри стен были обустроены и конюшни для четырех тысяч лошадей с запасами ячменя и другого корма, а также загоны, в которых содержались триста слонов.

Время возведения стен неизвестно. Немецкий историк О. Мельцер предположил, что карфагеняне построили тройные стены только в III веке до нашей эры, когда стали использовать боевых слонов. Разумеется, город и раньше был окружен стенами, но не такими мощными.

Кроме того, Карфаген, по словам Полибия, опоясывали частокол и ров. Следы рва были обнаружены в 1949 году с помощью аэрофотосъемки. Последующие раскопки показали, что имелись два рва: внешний — шириной 20 метров и внутренний — шириной 5,3 метра; были обнаружены и канавы, оставшиеся от частокола.

С моря Карфаген был тоже практически неуязвим. Вот только в городе было мало источников пресной воды, поэтому карфагеняне приложили немало усилий, чтобы наладить снабжение города водой.

Водой горожане привыкли запасаться издавна. Археологи обнаружили множество цистерн. В них собирали воду с террас, дворов и мощенных плитами улиц. Они были облицованы известковой штукатуркой, не пропускавшей воду. Возле любого дома стояла подобная цистерна.

Среди руин Карфагена отлично сохранились огромные цистерны глубиной около 9 метров. В одном из пригородов их двадцать пять; в другом — не менее сорока. В 1888 году их реставрировали и снова стали использовать. Сейчас, как и при римском императоре Адриане, в них находятся городские запасы воды.

Рядом видны остатки акведука, по которому в античное время в город подавали воду с отрога Тунисского Атласа. Длина акведука, сложенного из известняка-ракушечника, кирпича и бетона, составляла 132 километра. Это был самый длинный акведук, построенный в античную эпоху. Например, длина знаменитого римского акведука не достигала и 100 километров.

В диком сельском краю

После 450 года до нашей эры карфагеняне подчинили себе значительную часть территории Туниса и Алжира. В покоренных ими районах они обустраивали латифундии, где широко применяли рабский труд.

В окрестности Карфагена процветало земледелие — на нем основывалось благосостояние державы. Пунийцы издавна вкладывали свои доходы в приобретение земли, плодородие которой отмечают древние авторы. Карфагеняне, признанные купцы и мореходы, больше всего любили покой сельского поместья.

Любой карфагенянин, разбогатевший на морской торговле или производстве стекла, стремился вложить деньги в недвижимость. Он покупал имение к югу от столицы и строил дворец. Крупные землевладельцы составили в Карфагене особую партию. В отличие от богатых торговцев, они выступали против завоевания новых земель.

Интерес к сельскому хозяйству вполне понятен. Карфагеняне понимали, что в случае войны могут быть отрезаны от заморских колоний и потому заботились о процветании своих африканских владений. Впоследствии земли Северной Африки стали житницей Рима.

По словам Диодора, карфагенская земля покрылась садами и огородами; каждый клочок ее орошали ручьи и каналы; всюду возвышались дворцы, чьи пышные фасады выдавали богатство их владельцев. Склады ломились от припасов. На одних плантациях произрастал виноград; на других — оливковые деревья; на пастбищах бродили стада коров и овец, табуны лошадей.

Основными сельскохозяйственными культурами были пшеница и ячмень. В Ливии возделывались стручковые растения, капуста, спаржа, артишоки, латук и пряности (ливийский перец, кориандр). Выращивали также лен и марену — растение, использовавшееся для окрашивания тканей. На Мальте, пребывавшей под властью Карфагена, имелись плантации хлопчатника; в Западном Средиземноморье хлопок нигде больше не возделывали.

Самыми распространенными фруктовыми деревьями были инжир, финиковая пальма и гранат (недаром римляне называли плоды граната «пуническими яблоками»). После 400 года до нашей эры в Ливии и на атлантическом побережье Марокко широко распространяется виноградарство; карфагеняне возделывают виноград также в Иберии и на Сицилии. По всему побережью Ливии, а также в Южном Тунисе, начиная с IV века до нашей эры, появляются плантации оливковых деревьев. Большая часть сельскохозяйственной продукции потреблялась там, где производилась. Остальное везли в Карфаген — на нужды горожан или для продажи в другие страны. Туда отправляли пшеницу из Ливии и сицилийские фрукты, оливковое масло, ливийский воск, орехи, гранаты, миндаль.

Конец идиллии пришел в 146 году до нашей эры, когда завершилась Третья Пуническая война и римский полководец Сципион Эмилиан захватил Карфаген. По оценкам историков, в этой войне погибло до 90% населения Карфагена. Всех пленников продали в рабство за исключением перебежчиков, которых казнили.

Современные историки отмечают, что по правовым нормам того времени эта мера была крайне жестокой. В тогдашнем цивилизованном мире население городов, взятых штурмом или сдавшихся после длительной осады, не порабощали поголовно.

По приказу римского сената Карфаген был разрушен до основания, и на его месте было запрещено селиться. Землю, где стоял город, трижды пропахали плутом и засеяли солью, чтобы ни травинки не взошло на проклятом месте. Даже теперь археологи не могут точно восстановить план доримского Карфагена. Было решено также разрушить все города, помогавшие карфагенянам.

Так закончилась история Карфагена.

Карфаген
Читайте в рубрике «Карфаген»:
/ Так строился город
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам