Добро пожаловать в Карфаген!

Карфаген Карфаген

На страницах учебников история Карфагена обычно сводится к истории трех войн, которые этот древний город вел с Римом. Карфаген проиграл все три Пунические войны («пунами» жителей Карфагена называли римляне) и был разрушен. Ему не помогли его блистательные полководцы — Ганнибал и Гамилькар. Почему же мы так мало знаем о Карфагене? Почему этот город оказался забыт? Каким он был, Карфаген? Кто им правил? Как выглядели его улицы и гавани? Чем занимались люди, населявшие его? Какова была численность его жителей? Попробуем совершить путешествие в этот античный город, но сперва перенесемся в современный Карфаген.

Туристы, приезжающие в Тунис полюбоваться руинами Карфагена, напрасно ищут следы пунического величия. Увидеть монументальные памятники, описанные в романе французского писателя Гюстава Флобера «Саламбо», не удастся никому. Римляне уничтожили Карфаген — один из величайших культурных центров своего времени —дотла. Развалины Карфагена, открывающиеся взорам туристов, — это развалины римского времени.

На месте Карфагена римляне построили новый город, который не имел ничего общего с пунической столицей. Впоследствии был разрушен и он. Когда археологи пробуют добраться до пунических слоев, они мало что находят. Они ликуют, извлекая любой кирпич, положенный карфагенянами. Поистине римские солдаты постарались не оставить камня на камне от захваченной твердыни.

«Созерцание остатков Карфагена, как бы дважды трагически исчезнувшего с лица земли и в своем пуническом и в своем римском обличье, вызывает чувство невольного разочарования», — признавалась советский искусствовед Т. П. Каптерева.

По словам руководителя проекта ЮНЕСКО «Тунис—Карфаген», «даже и теперь путешественник, бродя вдоль берега, не размытого еще морем, или по частично обезображенным холмам, среди пригородных вилл, окруженных крошечными садиками, сталкивается с руинами древнего Карфагена. То здесь, то там высятся колонны, устремленные к небу, сквозь траву проглядывает мрамор и мозаика; поверженные здания, кажется, пробиваются вверх сквозь песок и камень: их стены, едва видные из-под земли, смутно напоминают о когда-то правильной планировке древнего города». Сам город исчез. Его не существует. От него остались лишь обломки, лишь карты на страницах справочников и исторических книг.

В течение семи веков город непрестанно обустраивался, богател, становился все красивее и величественнее. Потом был уничтожен дотла. Воскрес, восстановился. В течение семи веков город обустраивался, богател... Потом был уничтожен дотла. Умер, исчез.

В поисках утраченной истории

Карфагенская держава — одно из крупнейших государств древности. Ее влияние на историю Средиземноморья было куда более значительным, чем можно судить по книгам, посвященным античной эпохе, ведь внимание их авторов неизменно сосредоточено на судьбах Древней Греции и Рима. На протяжении нескольких веков Карфаген оставался самой могущественной державой в Западном Средиземноморье. Он принадлежал к числу тех немногих античных городов-государств, которым удалось подчинить себе огромную территорию.

В то же время история Карфагена известна нам чрезвычайно плохо. Мы можем судить о ней лишь по отзывам враждебных карфагенянам народов. У нас не сохранилось письменных источников, оставленных самими жителями города. Война не только стерла с лица земли один из крупнейших городов Средиземноморья, но и превратила в пепел и прах все его летописи. Город стал легендой, призрачной тенью, отблеском накопленных и расточенных богатств. Город стал именем, и имя заменило ему историю.

«Карфагеняне, — писал Плутарх, греческий друг римских цезарей, — народ суровый и мрачный, трусливый в пору бедствий, жестокий в пору побед. Они упорно держатся своих взглядов, строги к самим себе и не знают радостей жизни». Однако в правдивости описания Плутарха следует сомневаться. Ни один народ не выглядит так, как его стремятся видеть заклятые враги. И все же в историю карфагеняне вошли именно такими.

Их заклеймили и ошельмовали их противники — римляне. Все ненавистное римлянам, все, что они осуждали, все, чего боялись, — всеми этими качествами они наделяли в избытке карфагенян. И если римские писатели, особенно историки, пользовались черной краской, то всегда у них был соблазн раскрасить этой краской гордый, надменный город, побежденный Римом с таким трудом.

Теперь само имя «Карфаген» овевают мрачные легенды. Оно пробуждает в памяти неприятные ассоциации: коварство и жестокость, предательство и трусость, скупость и лень, роскошь и смерть. Кажется, все демоны греко-римского мира нашли пристанище в городе на другом берегу Средиземного моря, в городе, который на всех морских берегах соперничал с римлянами и греками, бросал им вызов, побеждал, но, в конце концов, был сокрушен. И ничего не осталось на его пепелище, лишь злая память, проклятья и соль — соль, которой римские солдаты засеяли саму землю Карфагена, чтобы она никогда не приносила плодов, чтобы никто не мог здесь жить. Всходы здесь дала одна клевета.

За два века завоеваний, превративших Римскую республику в крупнейшую империю древности, римляне не обходились ни с одним врагом так беспощадно, как с Карфагеном. Под защитой Рима вновь расцвели Греция, Сирия, Египет, Иберия (Испания). Лишь карфагенская земля осталась мертва. Казалось, удары солдатских сандалий втоптали в камень и песок сам дух великого вольного города, веками не знавшего царей.

Здесь сама память — чистый лист. Рукописи карфагенских библиотек сожжены или утеряны. Все погибло. "Можно лишь позавидовать римскому историку Саллюстию, который сообщал, что из пунических книг — сколько он видел их? — ему перевели рассказы о том, «какие люди жили в Африке вначале, какие переселились туда впоследствии и как они смешались между собой» (пер. В. О. Горенштейна). Саллюстий выслушал и подробную историю основания Карфагена, но в своем сочинении предпочел о ней «умолчать, чем говорить мало», навсегда оставив нас в неведении.

Карфагенские тексты, дошедшие до нас, чрезвычайно скудны и однообразны. В основном это — посвятительные надписи. А ведь мы знаем также, что карфагеняне были авторами некоторых философских систем, обогативших античную культуру. Карфаген жил напряженной духовной жизнью, что привлекало к нему внимание греков. По некоторым предположениям, в Карфагене существовала пифагорейская школа. Сохрани-. лись имена отдельных карфагенских философов — Мильтиада, Антена, Годия и Леокрита. Судя по именам, это были греки, поселившиеся в Карфагене. Однако можно лишь догадываться о том, когда они жили. Отыщутся ли когда-нибудь папирусы с их сочинениями, как находятся, например, папирусы с пьесами древнегреческого комедиографа Менандра в египетских песках?

Возможно, наиболее взвешенное сочинение, повествующее о Карфагене, — «Политика» Аристотеля. Для греческого ученого государственный строй Карфагена был едва ли не идеальным. Если в греческих полисах непрестанно возникали конфликты, то в Карфагене, казалось бы, сами предпосылки их были ликвидированы.

Большинство историков, оставивших свидетельства о Карфагене, жили уже после гибели этого города. Лишь греческий историк Полибий застал последние годы его существования. Рассказы же современников о процветании Карфагена не сохранились. Между тем Карфаген в канун Пунических войн, очевидно, производил на многие соседние народы такое же впечатление, как Константинополь в Средние века на варваров, приезжавших из Западной Европы. Величайшая, неестественная роскошь встречала чужеземцев, смущала их, будила в них зависть и ненависть.

«Город древний стоял — в нем из Тира выходцы жили,
Звался он Карфаген — вдалеке от Тибрского устья,
Против Италии; был он богат и в битвах бесстрашен.»

(пер. С. А. Ошерова)

Так начал свой рассказ о Карфагене римский поэт Вергилий.

Положение Карфагена — по-финикийски «Карт-Хадашта», то есть «Нового города», — было исключительно выгодным. Он находился в самом узком месте Средиземного моря, в непосредственной близости от Сицилии. Это был лучший порт в западной части Средиземного моря. С чего же начиналась его история?

Карфаген
Читайте в рубрике «Карфаген»:
/ Добро пожаловать в Карфаген!
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам