Хеттская культура и историография

Хеттский город Хеттский город

Хеттское государство, сложившееся как крупная держава в эпоху, когда древние цивилизации Египта и Месопотамии уже обладали устойчивой культурной традицией, испытало определенное культурное воздействие этих высокоразвитых центров. Довольно сильным было и хурритское влияние.

Правда, в религии хеттов заметно выступают черты этнического своеобразия. Встречается упоминание о тысяче багрец богинь Хеттской страны, хотя практическое значение имело почитание ограниченного числа небожителей. Так, верховным покровителем столичной Хаттусы был бог грозы. Наряду с ним почитался и хурритский бог Тесуб, также считавшийся богом грозы. Он изображался с пучком молний и боевым топором в руках, являясь одновременно и богом войны. В Хаттусе почиталась также богиня солнца, считавшаяся супругой бога грозы; упоминается и божество солнца мужского рода. Были популярны различные боги плодородия, в первую очередь Телепин, напоминавший египетского Осириса и шумерского Думузи; с ним связывались представления о смене времен года. Местным киликийским богом плодородия был Сандан, изображавшийся с огромной кистью спелого винограда,— в какой-то мере прообраз греческого бога виноделия Диониса. Супругой бога плодородия была богиня-мать Ма, которая нередко называлась аккадским именем Иштар. Известен также бог ворот Апуллуна, возможно, ставший прообразом греческого Аполлона. Большую роль играл культ священных быка, льва и других животных и птиц. Постепенно происходила известная унификация религиозных представлений, создавался единый пантеон богов. С усилением царской власти храмы и жреческие коллегии все более попадали под ее контроль, царь стал отождествляться с солнечным богом.

Среди сохранившихся хеттских письменных произведений весьма интересны подробные и развернутые царские «автобиографии», скорее всего составлявшиеся не самими царями, а придворными писцами. В них есть яркие эмоциональные образы, отмечены глубокие переживания и проводится своеобразная этическая концепция. Так, в детальной «автобиографии» Хаттусили III делается попытка оправдать отстранение от власти племянника, ссылаясь на его коварство и неблагодарность (моральный момент), а также на волю богини Иштар (религиозное обоснование). В хеттских летописях делались попытки разделить историю страны на три периода. Образованная хеттская верхушка интересовалась прошлым не только своей страны. В хеттских архивах сохранились литературные произведения, повествующие, например, о событиях из истории Аккада.

Распространение в Хеттском царстве (в связи с развитием давних исторических связей, например с Месопотамией) чужеземных языков вызвало необходимость в соответствующих пособиях: имелись трехъязычные, шумеро-вавилоно-хеттские словари. Известен замечательный учебник по коневодству, составленный главным конюшенным хеттского царя митаннийцем Киккули.

Хеттское государство, будучи прежде всего военной державой, усиленно заботилось о развитии фортификации. Характерной особенностью укреплений хеттских городов было наличие двойных стен. В Хаттусе был воздвигнут еще дополнительный вал, облицованный камнем. Стены сооружались из огромных каменных блоков, тщательно подогнанных друг к другу. К услугам царя и его приближенных в городе было четыре дворца, причем в «нижнем дворце» имелось специальное святилище. Хеттские статуи и рельефы, подобно хурритским, отличались некоторой массивностью и тяжеловесностью, своего рода монументальностью, давящей на зрителя. Для примера можно назвать скальные рельефы Язылы-Кая неподалеку от Богазкёя, где изображены две встречные процессии мужских и женских фигур, стоящих на зверях и птицах. Обе процессии возглавляются богом и богиней, видимо, вступающими в священный брак. В целом для хеттской культуры характерна рациональная деловитость, несколько прагматическая ориентация на главные нужды монархии, в которой успехи на поле брани и возвеличение царской власти составляли основные заботы.

Источники и историография Хеттского царства

Хеттская держава, погибшая еще во II тысячелетии до н. э., практически не нашла отражения в античных источниках. В Библии имеются лишь глухие упоминания о «хеттеях» в Восточном Средиземноморье. Отдельные загадочные иероглифические надписи и изображения издавна находили на территории Малой Азии и Северной Сирии, но не могли связать их ни с одной из известных культур. В 1887 г. был обнаружен Телль-Амарнский архив, и для исследователей явилось полной неожиданностью то, что хеттский царь упоминается в дипломатической переписке как равный египетскому фараону («брат» его). Таким образом было открыто существование еще одной великой державы древности.

В 1906 г. немецкая экспедиция под руководством Г. Винклера приступила к раскопкам в Богазкёе, где располагалась столица хеттов Хаттуса. Уже в первый сезон была сделана сенсационная находка — клинописный вариант хетто-египетского мирного договора. Архив Богазкёя состоял из десяти тысяч табличек на нескольких языках Ближнего Востока. Клинопись давно уже научились читать, но сам язык большей части текстов оставался непонятным. Значение слов и грамматических форм можно определить на основе сравнения с родственными языками, но для этого необходимо было установить, к какой семье относился хеттский язык. Именно эта задача была решена чешским исследователем Б. Грозным в 1915 г. Открытие Б. Грозного, что хеттский язык принадлежал к числу индоевропейских, имело огромное значение. Во-первых, до этого не было известно ни одной индоевропейской народности на территории Ближнего Востока. Во-вторых, хеттские тексты, датировались II тысячелетием до н. э.— на несколько веков ранее, чем древнейшие известные до той поры индоевропейские памятники, такие, как греческие поэмы Гомера, индийские веды или иранская «Авеста».

Работы Б. Грозного и его последователей позволили по-новому представить этническую историю Древнего Востока. В 20— 30-е годы проявлялись и ложные тенденции в освещении этих вопросов — делались попытки представить индоевропейцев в качестве «господствующей расы» носителей культуры, объяснить особенности их политического строя спецификой «духа народа» и т. д.

Успехи хеттологии позволили А. Гетце уже в 1933 г. дать общий очерк истории Малой Азии. Как обычно в работах западных исследователей особое внимание автор уделял военной и династийной истории. Общественный строй хеттов он считал феодальным, основываясь на сходстве ряда социально-политических институтов (условные держания, повинностное землевладение и т. п.).

Важные достижения послевоенной историографии связаны с находками иероглифических надписей, особенно распространенных на территории княжеств Северной Сирии рубежа II—I тысячелетий до н. э. Их язык оказался весьма близким хеттскому, что позволяет рассматривать историю этих княжеств как заключительный этап истории хеттских народов. Исследования лингвистов и археологов (в том числе турецких) демонстрируют истоки хеттской культуры, связанной не только с индоевропейцами, но и с местным населением Малой Азии (так называемыми протохеттами). Все яснее становится значительность той роли, которую играли хурриты, в особенности в новохеттский период, когда, по-видимому, и сама правящая династия была хурритской по происхождению. Этнической и культурной истории Малой Азии посвящен ряд работ советских хеттологов. Однако центральное место в советской науке занимают проблемы социально-экономического и политического строя — рабства и иных форм эксплуатации, особой формы хеттской монархии, которая не может быть названа деспотической, и многие другие.

Хеттское царство

Читайте в рубрике «Хеттское царство»:

/ Хеттская культура и историография