Основные формы экономической зависимости

Сбор дани муисками Сбор дани муисками

Весь известный нам отрезок истории муисков был наполнен ожесточенными столкновениями, бесконечными военными походами.

Нужно заметить, что муиски вели два вида войн. С одной стороны, это были военные действия против диких племен, стоявших на более низкой стадии развития, отличных от них по языку. Такими являлись для муисков индейцы мусо, панче, жившие на берегах Магдалены. Их беспощадно уничтожали, оставшихся в живых обращали в рабство. Иначе обстояло дело с родственными племенами, населявшими Боготское плато. Они становились в ходе военных операций конфедератами и данниками. О том, как выглядело конкретно военное насилие - внеэкономическое принуждение - сообщает хронист П.Агуадо: «Саке Тунха, сильный правитель, начал вооруженное покорение соседей, пролил кровь многих касиков и капитанов» защищавших свою древнюю свободу. Их головы Тунха снимал, а прочим подданным, придерживавшимся тех же мнений, отрезал носы, уши, руки и ноги. Все признали его верховным господином и покорились игу».

Сведения сообщаемые хронистами, и документы колониальной эпохи подтверждают, что межплеменные войны у муисков имели целью не территориальный захват, а личное подчинение побежденного правителя и выплату им дани; территориальные границы владений не затрагивались. В результате завоевательных кампаний между победителями и побежденными устанавливались отношения господства и подчинения: “Тот, кто будет побежден, будет служить и подчиняться другому со всеми своими землями и народами говорит саке Тунха саке Боготы, вызывая его на поединок. К каким же последствиям в жизни покоренных племен приводило образование военно-политического объединения? Господство над покоренным племенем распространялось на его экономическое, политическое и военное положение”.

Главной формой экономического угнетения побежденных племен являлось установление даннических отношений.

Признавая себя побежденным, каждый правитель прежде всего обещал платить дань в пользу победителя сипы. Хронисты сообщают, что дань состояла из золота, плащей, продовольствия, военного снаряжения, ремесленных изделий. В кладовых сипы и саке испанцами были найдены мешки с золотыми поделками, вместительные деревянные коробы, заполненные гонкими тканями и раскрашенными плащами, золотые сосуды с изумрудами и золотыми дисками, украшения, военные костюмы и многое другое.

Большая часть собранной дани шла на содержание аппарата власти правителя и его 'двора', раздавалась в виде денежных и прочих подачек различным должностным лицам и, прежде всего, военным. Часть дани поглощали церемонии, празднества и походы общеплеменного характера.

Так, П.Агуадо сообщает, что саке Тунха, как верховному правителю, зависимые племена 'платили дань и служили во многих делах, так, например, отводили земли, урожай с которых, собранный индейцами, шел на войну и на праздники, также собирались на призывы саке идти войной против Боготы.

Если вспомнить, что армия южных муисков иногда достигала нескольких тысяч воинов, можно представить себе, как велики были военные расходы сипы и каким тяжелым бременем ложились поборы на плечи покоренных племен. Помимо выплаты дани, покоренные племена были обязаны выделять в пользу сипы определенное количество людей для работы при его дворе (возведение и ремонт зданий дворцов, храмов и крепостей и т.д.).

Составной частью дани являлись красивые девушки - их отбирали в гаремы сипы и прочих знатных лиц наложница выдавалась знатному воину как награда. Так, одно из посольств, направленное во дворец сипы Немекена, состояло из официальных послов многочисленных слуг. 100 носильщиков с грузом тканей на спине и 20 молодых богато одетых девушек подаренных великому сипе.

Для закрепления своих позиций на завоеванной земле и обеспечения регулярного поступления дани сипа и саке выстраивали заставы в которых размещались гарнизоны воинов. Эти гарнизоны поддерживали власть своего повелителя на местах, предупреждали восстания, следили за регулярным сбором дани.

Воинские гарнизоны отрывались от производительного труда и своих общин, жили на землях завоеванных племен и кормились за счет зависимого населения, являясь по существу прообразом регулярной армия.

Сравнительный материал взятый из истории ацтеков и инков в государствах которых система наместничества была весьма развита показывает что в ней было много общего с политикой проводившейся муисками.

Как можно предположить, наместнику-каудильо муисков у ацтеков соответствовал кальпишки - сборщик дани селившийся на землях покоренного племени. Жители должны были рассматривать его как доверенное лицо верховного правителя Монгесумы. В счет уплаты наложенной дани подчиненное племя выделяло определенное количество земли под разные культуры, обрабатывало, собирало урожай и точно в срок сдавало кальпишки. Последний должен был регулярно отчитываться в столице о полученной дани. Помимо этого выделялась земля специально для содержания присланных должностных лиц, в том числе и сборщика дани. Эти участки также обрабатывались силами зависимого племени. Такая же система существовала и в государстве инков, где намесгники-тукрикуки последовательно проводили политику ограбления покоренных народов.

Системы наместничества у ацтеков и у инков были более развиты и применялись в неизмеримо больших масштабах. Но несмотря на эго, важно подчеркнуть, что все три системы, вызванные едиными задачами по управлению покоренными племенами, имеют много общего и являются важным фактором в становлении форм управления в ранних государствах.

Характеризуя политический аспект взаимоотношений между победителями и побежденными следует сказать, что формально внутренняя автономия и некоторая независимость побежденного правителя и его объединения сохранялись. Инкорпорированная с помощью насилия провинция получала даже возможность принимать участие в решении общих дел посредством предоставленного ей права голоса в совете, возглавлявшемся верховным правителем. Об этом неоднократно свидетельствуют хронисты.

На должность правителя разыскивались самые прославление и заслуженные воины. На центральной площади Боготы в присутствии сипы и его двора конкуренты проходили своеобразное испытание: победитель, проявивший выдержку самообладание, становился правителем объединения, по отношению к которому он являлся чужаком.

Данный случай - явное нарушение древнего обычного права, которое начинает узурпироваться государственной властью.

Помимо всего указанного, каждый подвластный правитель обязан был по первому требованию верховного сипы выставить вооруженный отряд воинов для покорения восставшего племени или для завоевания нового. Любое потерявшее независимость племя было одновременно и данником и союзником сипы или саке. Для каждого касика возможность выступить в защиту интересов своего повелителя легко превращалась в возможность разбогатеть и добиться особых привилегий. Объявляя очередную мобилизацию всех союзнических сил, сипа Немекене предупреждал: “Тот касик, который в кратчайший срок соберет наибольшее количество воинов и лучше всех вооружит их, может рассчитывать на особую милость, с моей стороны; он получит подарки и будет награжден знаками отличия. Тогда я узнаю, какие чувства вы питаете ко мне и с каким удовольствием мне служите”.

Так появлялись предпосылки для смешения знати победителей и побежденных в одно привилегированное сословие, так складывались отношения господства и подчинения, которые и есть не что иное, как зарождающаяся государственность. Несомненно, что эти отношения сказались не только на судьбе покоренных объединений, но и сильнейшим образом повлияли на все стороны жизни в обществе победителей.

Муиски

Читайте в рубрике «Муиски»:

/ Основные формы экономической зависимости