Праведная пантера «идет на вы», номы

Фараон Пианхи Фараон Пианхи

Первым «черным фараоном» Египта стал Пианхи (751 — 716 гг. до н. э.). Он покорил ливийские княжества на севере Египта и объединил всю страну под своей властью. С него началась нубийская (эфиопская) династия. Что же гнало Пианхи вперед? Что придало ему — мелкому правителю — силы покорить великую страну? Гебель-Баркал, одинокая столовая гора, стоявшая в полутора километрах от Нила. Она нависала прямо над городом Напата, лежавшим между третьим и четвертым порогами, — словно щит, занесенный богами, чтобы защитить столицу. Особенно поражает южный склон этой приметной горы: он напоминает кобру, что привстала и раскрыла свой капюшон.

С незапамятных времен Гебель-Баркал считалась священной горой. Здесь, по поверьям нубийцев, жил бараноглавый бог, имя которого до нас не дошло. Когда же Нубия стала колонией Египта, захватчики поселили здесь своего верховного бога — Амона. Чтобы укрепить власть в Нубии, они заявили даже, что гора Гебель-Баркал была прародиной египтян и местом рождения Амона.

Впоследствии этот сравнительно поздний миф лег в основу идеологии напатских-нубийских царей, стал их «ярлыком» на правление всем Египтом! Был ли в этом только циничный расчет? Наверняка нет. «Черные фараоны» были увлечены своеобразной мечтой о «золотом веке»; они верили, что в незапамятные времена в Нильской долине лежало великое сакральное государство (его следовало бы назвать, вторя позднейшим культурно-идеологическим традициям, «Святым Египтом»). Пусть связующая нить времен порвана и мир давно расшатался, они — напатские цари — призваны восстановить распавшийся было порядок, соединить прошлое и будущее. Когда они вторглись в страну, раздробленную на мелкие княжества, они лишь взялись склеить осколки священного «сосуда», который должен наполниться жизнями благодарных подданных. Не мстить вел войска в Египет черный царь Пианхи, а восстановить славное прошлое. Вот и был он коронован, подобно «сыну бога». Две змеи, украшавшие его голову, символизировали воссоединение страны Амона.

Впрочем, Пианхи, с которого начинается история «черной» династии, еще остерегался называть себя «фараоном»; он предпочитал быть всего лишь... «великим царем». Он часто бывал в Египте, но правил своей обширной державой, оставаясь в Нубии. Что же известно об этом человеке, сумевшем вернуть Египту единство?

Фараон Пианхи любил лошадей и содержал обширный гарем. (Как все перевернулось! Теперь главной женой фараона стала нубийка; наложницами же были спесивые египтянки.) Пианхи был человеком боголюбивым; он не только правил страной, но и исполнял обязанности жреца. Поэтому люди, приходившие к нему во дворец, выполняли перед встречей с ним сложный ритуал очищения, практиковавшийся в храмах. Впрочем, его набожность вовсе не мешала ему иногда диктовать свою волю богам. В Фивах он принудил правившую там жрицу, «обрученную с богом», назвать своей преемницей его собственную дочь. Отныне его семья будет править не только землей Египта, но и небесами его, воплощая в жизнь волю богов.

В надписях, оставленных по воле Пианхи, он именовался милосердным царем, всегда справедливым в деяниях своих и даже в войне не ведающим коварства. Так, сообщалось, что Пианхи не нападал на врагов ночью, не заставал их врасплох и шел на них войной, лишь объявив о своем намерении. Если же противник молил о передышке, он получал ее. «Не нападайте ночью, подобно игрокам, но сражайтесь тогда, когда видно... Не похваляйтесь чрезмерной силой. Нет сил у могущественного без его [Амона] ведома» (пер. И. С. Кацнельсона), — подобными сентенциями пестрит знаменитая стела Пианхи, найденная в 1862 году в храме Амона в Напате.

Говоря о совершенных деяниях, хронист не перечисляет количество убитых врагов, а убеждает: «Взгляните на номы юга: не был там убит ни один человек, кроме врагов, говоривших дурное против бога, которые были казнены как преступники... [Население] Мемфиса будет в сохранности и здоровье. Не будут плакать дети». Впрочем, вряд ли он был так хорош, как его репутация, воспетая неизвестным придворным хронистом. Даже в других строках того же панегирика говорится о Пианхи: «И вот разъярился его величество из-за этого, подобно пантере», «И вот выступил его величество, чтобы побранить свое войско, разъярясь на него, подобно пантере» и т. п. Детям же Мемфиса пришлось проливать вовсе не крокодиловы слезы: «Было множество людей убито в нем [в городе]». Как, впрочем, — кратки хитрости речи, — то же случалось в номах юга, где «были нагромождены великие груды трупов».

И вот великий хэппи-энд: «Обе Земли [Египет] объединены позади него, а князья и правители крепостей подобны собакам у его ног». А слезы детей Мемфиса? Кровь людей городских? Пианхи «очистил Мемфис натром и благовониями». История продолжается. Внимая победным реляциям, нет надобности скорбить. «О могучий, могучий правитель Пианхи! О могучий правитель, ты пришел, овладев Северной страной... Ты будешь до вечности, мощь твоя прочна, о правитель, любимый Фивами».

Время благочестия

Над могилой Пианхи была сооружена пирамида, хотя в Египте их не возводили вот уже тысячу лет. Так восторженные ученики почтили память человека, покорившего страну их древних учителей.

После смерти Пианхи почти полвека в Египте царила нубийская династия. Правда, следующему царю — Ша-баке (716 — 701 гг. до н. э.) — вновь пришлось покорять Египет. Зато отныне Шабака, как и его преемники — Ша-батака (701-689 гг. до н. э.), Тахарка (689-663 гг. до н. э.), Танутамон (663— 656 гг. до н. э.) — правили из Мемфиса.

После столетий упадка Египет на несколько десятилетий вновь пережил расцвет. Черные «узурпаторы» трона, блюстители веры Амона, восстановили в стране древние, «подлинные» порядки. Их намерения выдавали даже тронные имена и титулы, принятые этими правителями, Царь Шабака давно позабытые в Египте.

Пришлые фараоны, всем сердцем принявшие веру в Амона и возлюбившие египетскую древность, ремонтировали и отстраивали храмы по всей стране. Насаждая древнее благочестие, они восстановили праздники, бытовавшие в старину. Вновь пытались ввести в обиход давно забытое иероглифическое письмо времен Древнего царства. Укрепили управление страной, причем были достаточно умны, чтобы назначать на важнейшие посты не только нубийцев, но и египтян.

Снова начался расцвет искусства. Художники и скульпторы, следуя классическим канонам-, почтительно изображали нубийских властителей, ведь делами своими те достойны земной красоты. Зодчие воздвигали памятники, достойные былых времен. Так, в главном храме Амона построили колоннаду из двух рядов столпов, по шести в каждом; высота каждой колонны — 21 метр. На стенах гробниц даже поместили изображения, списанные с гробниц Древнего царства.

Несомненный расцвет испытала и наука, но ввиду почти полной утраты рукописей времен нубийской династии мы мало что знаем о достижениях той эпохи. Лишь косвенные факты выдают величие поздней египетской мудрости. Так, около 600 года до нашей эры, через полвека после падения нубийской династии, в Египет приехал один из греческих «мудрецов» — Солон, чтобы учиться неведомым грекам вещам. Некоторые ученые (например, видный российский математик В. И. Арнольд) полагают, что все открытия и идеи древнегреческих ученых доклассической эпохи, на самом деле, «украдены у египтян и пересказаны греками».

«Конечно, были и в то время «расисты», которые не могли смириться с тем, что теперь им приходилось склонять голову перед чернокожими фараонами, — пишет Сильвия Шоске, — однако большинство египтян были довольны мирной жизнью и не задумывались о том, какого цвета кожи их правитель». Ведь в стране после долгих смут установился мир. В эти «сытные годы» не знали ни голода, ни засухи. Увенчалась эта идиллия правлением фараона Тахарки.

Особой милостью богов был отмечен этот правитель. И плодородие — знак их воли — даровано было Египту. И был фараон Тахарка, блестящий полководец и любитель искусств, на вершине могущества. Воистину благословен богами был фараон, сын божественного Амона-Ра. И процветала страна его, обе его страны. Шел 683 год до нашей эры. «Год шестой при величестве Гора, возвысившем корону... Его величество был владыкой, юным, суровым, исключительно мужественным, могущественным царем, которому нет равных... Имя его обошло все земли и чужеземные страны с помощью силы его могущественной руки» (пер. Э. Е. Кормышевой), — сказано в надписи на стеле, найденной при раскопках в 1934 году.

Достигнутого не превзойти. Отныне величию суждено лишь крениться, возвышенному — рушиться. Уже чужеземные силы готовятся обойти все земли Египта и сотрясти все основы его. Уже готово рассыпаться царство, осколки которого еще долго будут собирать чужие завоеватели: ассирийцы, персы, греки, римляне, византийцы, арабы, турки.

Нубийское царство
Читайте в рубрике «Нубийское царство»:
/ Праведная пантера «идет на вы», номы
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам