Инородцы севера и юга делят прошлое Египта

Нубийский всадник Нубийский всадник

На протяжении многих веков в Египте жили тысячи тысяч людей и в Нубии жили тысячи тысяч людей. Некоторые из них вступали в какие-то отношения друг с другом, и, разумеется, нельзя все их отношения свести к одной и той же схеме. «Египтяне эксплуатировали и подавляли; нубийцы восставали и отвергали». Сколько людей в Нубии, столько и мнений о Египте — и наоборот.

Люди обменивались товарами, совершали поездки по Нилу, вместе служили в войсках, жили по соседству, заключали браки. Для египтян вид «опаленных солнцем нубийцев» был таким же привычным зрелищем, как для нас — вид уроженцев Кавказа. Египтянам трудно было даже представить себе, что на улицах городов они вдруг перестанут встречать «братьев своих, смуглых кожей».

Нубийских женщин можно было увидеть во многих домах; они слыли отменными поварихами и нянями. Нубийцы часто были домашними слугами. Стражники, охранявшие порядок в Египте, нанимались тоже в основном из нубийцев. В армии темнокожие южане нередко занимали высокие должности.

Среди египетских чиновников тоже встречались нубийцы. В монографии Г. А. Беловой «Египтяне в Нубии» приведен целый перечень нубийцев, достигших вершин власти в Египте: «начальник войска владыки обеих земель» Нехси, «начальник сокровищницы» Панехси, погребенный в Долине царей Ченени. Разумеется, в самой Нубии, куда так не любили ездить египтяне, должности чиновников, а начиная с XII века и наместников, стали занимать местные жители. Так формировалась своя политическая культура.

Отношения Египта и Нубии напоминали, скорее, унию двух равных держав, чем отношения империи и колонии. Сыновья нубийских племенных вождей по давней традиции воспитывались при дворе фараона. Их обучали если не вместе с детьми фараона, то по крайней мере среди детей египетских сановников. У самих египетских царей, как правило, были нубийские наложницы, рожавшие им темнокожих детей.

Так миновали столетия. Около 1000 года до нашей эры Египет было не узнать. «Обаяние египетского могущества пропало», — резюмировал Б. А. Тураев. Великая держава распалась на множество удельных княжеств и даже городов-государств. Чуть ли не в каждом номе сидел свой царек. В Палестине и Сирии не осталось уже и тени египетской власти.

Тем временем власть над Египтом постепенно захватили ливийцы. Поначалу сами фараоны, начиная с Рамсеса IV, селили ливийских пленников в Нильской дельте. Ими пополняли армию, и вскоре ливийцы поняли всю выгоду своего положения. Целыми отрядами их земляки нанимались на службу египетской короне. Коренных же египтян под разными предлогами вытесняли из армии. И вот уже армия, постепенно ставшая чужеземной, ливийской, захватила власть в Нижнем

Египте. Предводитель наемников Шешонк (950 — 929 гг. до н. э.) в конце концов назвал себя фараоном. Власть его распространилась на большую часть страны. После бесчисленных походов Тутмосов и Рамсесов египетская нация оказалась в упадке. Ей помыкали инородцы.

До сих пор удивительно, с каким ледяным равнодушием встречали эти перемены египтяне. Казалось, под натиском «варваров» они сходили с исторической сцены, не сетуя ни на что, как много веков спустя последние римляне. Было время, и — точно жалобу богам — египетские писцы записывали вершившиеся вокруг беды на папирусах. Строки «Речений Ипусера» (XVIII век до нашей эры) были как пункты иска, по которым предстояло ответить разбойникам и чужеземцам.

«Доблестный муж идет, скорбя о том, что свершается в стране.»
«Лучшая земля в руках банд.»
«Человек свирепый лицом стал повсюду. Нет нигде человека вчерашнего дня.»
«Грязь по всей стране... Воистину: земля перевернулась, подобно гончарному кругу.»

Тогда возмущались и жаловались. Теперь молчали, словно перестав надеяться даже на помощь богов. Спокойно кланялись ливийским наемникам, ставшим номархами. Почитали ливийских женщин, ставших жрицами в Фивах. Внезапно все обернулось суетой в глазах коренных египтян. Пока жизнь в их. стране приходила в упадок, неожиданный подъем пережила соседняя Нубия, их бывшая колония.

Около 1000 года до нашей эры Нубию было не узнать. Близ четвертого нильского порога, где лежала священная гора нубийцев — Гебель-Баркал, возникло Напатское царство, названное так по его столице — Напате. Оно напоминало одно из множества мелких княжеств, лежавших вниз по течению Нила. Однако его ждала иная судьба.

«Происхождение и взлет этого царства остается одним из самых загадочных феноменов в истории Нильской долины, — пишет египтолог Тимоти Кендалл. — Неведомый нубийский племенной союз превратился в государство, скроенное по египетскому образцу. В период своего расцвета оно простиралось от места слияния Белого и Голубого Нила до Средиземного моря».

В самом деле, происхождение этого царства непонятно до сих пор. Одно лишь известно наверняка. Задолго до того, как напатские (нубийские) цари повели войска на Египет, в их державе укоренились египетские традиции. (Так, полторы тысячи лет спустя — пока в Италии, в окружении варваров, доживали последние римляне — далеко в Малой Азии, на покоренной когда-то Римом земле, жили люди, звавшие себя «ромеями» и пестовавшие в своей державе римские традиции.)

Алара, первый известный нам по имени напатский царь, воссоздал в своей державе те же органы управления, что были когда-то в Египте. Если они веками обеспечивали единство Египту, то вовеки скрепят и его царство. В официальных документах использовали египетский язык. Египетскому богу Амону молились и приносили жертвы в напатских храмах. Наконец, нубийцы решили восстановить целостность державы, законы которой сохраняли.

Царь Кашта, племянник и преемник Алары, двинул армию на Египет. Вот уже южные номы признали его. Уже верховная жрица Амона в Фивах удочерила его дочь и передала ей свой жреческий сан. Но лишь его сыну — Пианхи — удалось довершить начатое.

Нубийское царство
Читайте в рубрике «Нубийское царство»:
/ Инородцы севера и юга делят прошлое Египта
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам