Внутриполитическое положение Греции во второй половине V в. до н. э.

Афинский морской союз Афинский морской союз

Взаимоотношения между наиболее могущественными объединениями греческих полисов — Пелопоннесским союзом, во главе которого стояла Спарта, и Первым Афинским морским союзом, возглавляемым Афинами — определяли внутриполитическое положение в Греции второй половины V в. до н. э. Эти союзы в середине V в. до н. э. превратились в сильные военно-политические блоки, между которыми развились не только внешнеполитические, но и глубокие социально-политические противоречия. В конечном итоге эти противоречия обострились до такой степени, что привели к одной из самых кровопролитных войн в греческой истории — Пелопоннесской войне.

Противоборство Пелопоннесского и Афинского морского союзов определялось прежде всего глубокими различиями в их структуре, в характере социально-экономических отношений, политическом строе входящих в их состав полисов.

Пелопоннесский союз был одним из первых крупных военно-политических объединений в греческом мире. Он сложился во второй половине VI в. до н. э. и включал на первых порах полисы, расположенные в Пелопоннесе: Лаконики, горной области Аркадии, равнинной Элиды.

К середине V в. до н. э. в состав Пелопоннесского союза вошли почти все лолисы Пелопоннеса (кроме враждебного Спарте Аргоса), ряд городов Средней Греции, включая сильные Фивы и более мелкие полисы Фокиды, северной Дориды, острова Левкады. Большая часть союзных государств, включая и Спарту, относилась к аграрным со слабым развитием ремесла и торговли полисам с архаическими общественными отношениями, олигархическим устройством и консервативной политической программой. Правда, среди союзников были и такие торгово-ремесленные полисы, как могущественный Коринф, Мегары, Сикион, где экономическая жизнь была достаточно интенсивной, а рабовладельческие отношения достаточно развитыми. Эти города хорошо дополняли аграрные полисы и в целом повышали военно-политический потенциал Пелопоннесского союза, превращали его в одну из сильнейших военно-политических коалиций Греции.

Многочисленное и хорошо тренированное войско гоплитов, которых посылали аграрные полисы, дополнялось достаточно сильным флотом и солидными денежными поступлениями богатых торгово-ремесленных центров типа Коринфа или Мегар.

Наличие среди союзников большого числа отсталых аграрных полисов, с одной стороны, и развитых торгово-ремесленных центров, с другой, породило известную рыхлость и слабую централизацию в структуре Пелопоннесского союза. Входящие в союз государства сохраняли свою самостоятельность вплоть до того, что могли вести войны не только с другими полисами, но даже со своими союзниками. В союзе не было какой-либо общей администрации, которая могла бы вмешиваться во внутренние дела союзников, не существовало общих финансов и регулярных взносов на нужды союза.

Основными обязательствами союзников было проведение скоординированной внешней политики и участие в совместных военных действиях, для чего каждый союзный полис был обязан выставлять определенное количество воинов, конницу, корабли и денежные взносы. Каждый воинский контингент должен был обеспечивать себя продовольствием, снаряжением и оружием; возглавлялся он своими командирами.

Высшим органом Пелопоннесского союза было собрание всех союзников, которое проходило в Спарте под председательством спартанских эфоров. Каждый союзный полис, каким бы малым он ни был, имел один голос. Решения союзного собрания должны были утверждаться спартанской апеллой. Союзное войско возглавлялось спартанскими царями, а объединенным флотом командовали спартанские навархи. Предоставление каждому, даже самому малому полису наравне с крупными одного голоса позволяло Спарте добиваться приемлемых для себя решений. Членство в Пелопоннесском союзе было добровольным, выход из Союза был относительно свободным. В источниках нет сведений о применении каких-либо военных акций против спартанских союзников, которые пожелали бы выйти из этого объединения. Например, в Пелопоннесский союз входили и выходили из него Коринф, Мегары, Фивы, некоторые ахейские полисы. Относительно мягкое отношение к союзникам, отсутствие финансовой эксплуатации, уважение их автономии и невмешательство во внутренние дела создавали условия для известной прочности Пелопоннесского союза, который просуществовал в целом около 200 лет, т. е. дольше, чем какое-либо другое военно-политическое объединение в Греции.

Используя большой военно-политический потенциал союза, Спарта стала сильнейшим государством Греции и играла решающую роль в греческом мире V—IV вв. до н. э. Она повсюду поддерживала аристократические группировки, выступала оплотом греческой олигархии V—IV вв. до н. э.

Пелопоннесскому союзу в V в. до н. э. противостояло другое военно-политическое объединение греческих полисов во главе с Афинами — Первый Афинский морской союз. Афинский морской союз вырос из объединения греков, сплотивших свои силы для освобождения' захваченных персами греческих городов Малой Азии и островов Эгейского моря. Но уже в конце греко-персидских войн Афинский морской союз перерос рамки временного союза и превратился в особое политическое объединение греческого мира с более широким кругом задач, своей социально-экономической и внешней политикой, сыгравшее большую роль в событиях V в. до н. э. В истории Афинского морского союза можно выделить два периода его существования: период Делосской симмахии (478—454 гг. до н. э.), когда перед союзниками стояли прежде всего задачи освобождения захваченных персами эллинских городов Малой Азии и островов Эгейского моря.

Афинский морской союз постоянно пополнялся новыми членами и к концу 30-х годов V в. до н. э. превратился в самое крупное в истории Греции политическое объединение как по числу членов (около 300 полисов), так и по величине контролируемой территории. В состав Афинского союза вошла большая часть греческих полисов, расположенных по побережью Эгейского моря и островов. Подавляющее большинство афинских союзников составляли приморские города с интенсивной экономикой, процветающим ремеслом и активной торговлей, развитыми рабовладельческими отношениями, демократическим устройством.

Афинский морской союз в отличие от Пелопоннесского союза имел более сложную организацию. Прежде всего была создана единая финансовая система, которая предполагала наличие общей союзной казны, пополняемой за счет ежегодных взносов (форос). Форос устанавливался для каждого союзного полиса в зависимости от его хозяйственных возможностей. Богатые и крупные полисы платили большие суммы, чем мелкие центры с ограниченным доходом. Если по каким-либо причинам доходы того или иного союзника возрастали, то увеличивалась и сумма взноса. В целом общая сумма фороса со всех союзников колебалась от 460 до 600 талантов серебра в год, т. е. ежегодно в союзную казну поступало от 12 до 15,6 т валютного металла. По масштабам Греции V в. до н. э. это были внушительные ресурсы, на которые можно было содержать в течение 6 месяцев войско в 5 тыс. гоплитов и флот в 200 триер с 40-тысячным экипажем.

Величина фороса каждые четыре года пересматривалась, и уточненная сумма утверждалась в Афинах в гелиее. Союзная казна хранилась в храме богини Афины в Парфеноне на Акрополе. Для сбора фороса вся территория союза была разбита на пять податных округов: фракийский объединял союзников от острова Эвбеи и по северному побережью Эгейского моря; геллеспонтский округ включал города, расположенные в проливах и на побережье Мраморного моря; в островной округ вошли острова Эгейского моря; ионийский округ охватывал большую часть городов Малой Азии; карийский округ включал полисы юго-западной части Малой Азии. В каждом округе за правильным и регулярным поступлением фороса следили особый надзиратель-епископ и двое его помощников — специальных уполномоченных. Если союзники не вносили форос в срок, то на них накладывались штрафы. В первый период существования союза собранные средства шли на содержание союзного флота и союзного ополчения, собрание на острове Делосе считалось распорядителем общей казны. Однако после переноса союзной казны в Афины в 454 г. до н.э. единственным распорядителем собранных средств стала афинская гелиея, и они уже тратились на содержание не союзного, а афинского флота и афинских гоплитов. Афины стали широко использовать союзные средства на свои собственные нужды, например, на обширное строительство в городе, т. е. стали распоряжаться ими по своему усмотрению, не считаясь с мнением союзников, что не могло не вызывать их недовольства. Более того, когда понадобились дополнительные средства на ведение военных действий, в 427 г. до н. э. Афины самовольно увеличили сумму фороса более чем вдвое, доведя его до колоссальной величины в 1300 талантов.

Финансовая организация союза была направлена на активную эксплуатацию союзников Афинами как гегемоном и руководителем всего военно-политического объединения.

Важной особенностью организационной структуры Афинского морского союза была попытка создания некоторого экономического единства внутри союза.. Создание такого экономического объединения диктовалось потребностями хозяйственного развития Греции V в. до н. э. Для Греции этого времени характерно бурное экономическое развитие ремесленного производства, торговых связей, денежного обращения. В состав афинского союза вошли преимущественно города с развитой экономикой, заинтересованные в налаживании хозяйственных связей, обмене ремесленными изделиями, сельскохозяйственной продукцией и сырьем.

Обширное военно-политическое объединение почти всего побережья Эгейского моря в рамках Афинского морского союза создавало для этого благоприятные возможности, и Афины всячески поощряли этот процесс. Чтобы облегчить экономические связи, была произведена унификация мер, веса, монетной системы, в основу всех расчетов были положены афинские стандарты, афинский порт Пирей стал перевалочным пунктом товарных потоков всей Эгеиды, местом скрещения важнейших торговых путей. Через Пирей товары распределялись по всем союзным городам. «В самом деле, — говорилось об Афинах в одном трактате V в. до н. э., — если какой-нибудь город богат корабельным лесом, куда он будет сбывать его, если не добьется согласия тех, кто господствует на море. Если какой-нибудь город богат железом, медью или льном, куда он будет это сбывать, если не заручится согласием того, кто господствует над морем? А ведь изо всего этого и создаются у меня корабли: от одного получается лес, от другого — железо, от третьего — медь, от четвертого — лен, от пятого — воск... И вот я без труда со своей стороны получаю все эти произведения земли по морю, а между тем никакой другой город не имеет у себя двух таких продуктов разом».

Пирей, до 40-х годов V в. до н. э. небольшой и малопосещаемый порт, превратился в крупнейший в Эгеиде центр морской торговли, его гавани расширились, строились новые складские помещения, доки, верфи, молы, берега покрылись каменными набережными, город застраивался по регулярному, так называемому гипподамову плану. В Пирей и Афины прибывали со всей Греции многочисленные посетители по различным торговым, хозяйственным, политическим и судебным делам. Афины проводили целенаправленную политику прямой и активной поддержки демократических порядков в союзных полисах. Эта поддержка проявлялась в различных формах: создавались благоприятные условия для экономического процветания торгово-ремесленных кругов и средних разрядов гражданства, которые начинают играть ведущую роль в политической жизни своих полисов, усиливается значение демократических учреждений и прежде всего народного собрания. В случае необходимости, когда политическая поддержка демократических кругов была недостаточной, афиняне приходят им на помощь военной силой, высылая свой флот и отряды гоплитов. Примером такого военного вмешательства во внутренние дела союзников являются события на острове Самос в 440 г. до н. э. Этот крупный и богатый остров занимал особое положение в Афинском союзе. Наряду с двумя другими островами, Лесбосом и Хиосом, Самос не платил форос в союзную казну, а должен был поставлять в случае необходимости корабли и гоплитов, имел собственный флот, мог выставлять сильное ополчение, афиняне не вмешивались в его внутренние дела.

Показателем относительно свободного положения Самоса в Афинском морском союзе было олигархическое управление на острове, столь контрастирующее с демократическими порядками как в самих Афинах» так и в большинстве союзных городов. Афины довольно продолжительное время мирились с подобным положением Самоса, однако как только настал благоприятный момент, руководитель афинской демократии Перикл вмешался во внутренние дела Самоса, насильственно сверг олигархию и установил демократическое правление. Вмешательство афинян вызвало восстание самосцев, и сильной афинской эскадре, возглавляемой самим Периклом, пришлось около 9 месяцев вести против них тяжелые военные действия. Восстание было подавлено, стены самосских городов срыты, самосский флот уничтожен, жители должны были выплатить большую контрибуцию, владения олигархов конфискованы, а сами они уничтожены или отправлены в изгнание. На острове было введено демократическое управление. Уничтожение самосской олигархии и поддержка демократических кругов на Самосе оказала большое влияние и на другие союзные города, стимулируя развитие в них демократических порядков и подавляя происки местных олигархов.

Энергичная политика Афин, направленная на укрепление демократических порядков и стоящих за ними социальных слоев преследовала цели известной унификации государственного управления в многочисленных полисах, входящих в состав Афинского морского союза, а в конечном итоге некоторой централизации Афинского морского союза в целом.

Целям укрепления прочности Афинского морского союза, с одной стороны, и решению внутренних проблем самих Афин, — с другой, служила политика выведения так называемых клерухов на земли афинских союзников. Клерухами называли афинских граждан, как правило, из низших разрядов, которым выделяли участки плодородной земли на территории союзных городов. Они селились на выделенных участках, заводили крепкое хозяйство, превращались в зажиточных землевладельцев. В качестве афинских граждан они находились в привилегированном положении по отношению к местному населению. Обязанные своим экономическим благополучием и привилегированным положением афинской демократии, такие клерухи становились прочной социальной опорой афинской власти в союзном полисе, на их поддержку могли рассчитывать и местные демократические круги. Выведение клерухов и организация ими хозяйств по афинскому образцу стали еще одним путем распространения афинского экономического влияния, хозяйственных методов, принятых в Афинах. Афинские клерухи были поселены во многих союзных городах: на Эвбее, Самосе, Наксосе, Андросе, Лесбосе, Лемносе, Имбросе, на полуострове Херсонес Фракийский и др. Всего Афины в V в. до н. э. вывели на союзные территории около 10 тыс. клерухов. Эти малоземельные бедняки, беспокойные и недовольные своим положением в Афинах, переселенные на плодородные земли союзников, превращались в прочную опору афинской демократии. Выселение таких элементов из Афин в свою очередь стабилизировало и оздоровляло внутреннюю обстановку в самом городе.

В Афинском морском союзе, с его интенсивной экономикой, напряженной социально-политической и культурной жизнью возникало множество самых разнообразных отношений, в процессе которых рождалась потребность в их судебном регулировании. Самым естественным было передать судебные разбирательства, возникавшие в процессе таких отношений, в афинский суд присяжных — гелиею. Многочисленный состав афинской гелиеи, наличие 10 судебных палат, демократический характер судебного разбирательства обеспечивали компетентное и квалифицированное ведение дел, что повышало авторитет афинской демократии. С другой стороны, рассмотрение различных дел союзников позволяло афинским властям регулировать отношения внутри союзных полисов, поддерживая своих сторонников, преследуя противников.

В одном из политических трактатов V в. до н. э., написанном олигархом и противником афинской демократии, на этот счет говорилось следующее: «По мнению некоторых, народ афинский делает ошибку также и в том, что заставляет союзников ездить для судебных дел в Афины. Но афиняне возражают на это, исчисляя, сколько заключается в этом преимуществ для афинского народа: во-первых, из судебных пошлин он получает целый год жалование, затем, сидя дома и не выезжая на кораблях, он распоряжается в союзных городах и при этом людей из народа поддерживает в судах, а противников уничтожает. Между тем, если бы все вели свои процессы у себя на родине, то, будучи, недовольны афинянами, старались бы уничтожить тех из своей среды, которые наиболее сочувствуют афинской демократии». Указанные особенности организационной структуры привели к изменению положения Афин внутри Афинского морского союза. Афины были не только гегемоном и руководящим полисом этого обширного объединения. Афины стали рассматриваться как своего рода столичный, главный город союза, в который съезжаются представители всех союзников по делам экономического, судебного, политического, культурного характера. Афины рассылают своих уполномоченных для сби-рания фороса, своих клерухов на союзные земли, афинский флот бороздит воды Эгейского и Черного морей.

Наиболее зримым показателем роли Афин как союзной столицы является обширное строительство великолепных архитектурных ансамблей, таких как Парфенон, комплекс акрополя, в которых нашли свое выражение стили и идеи многих художественных школ Эллады. Становление Афин как столичного города союза вместе с тем означало, что сам Афинский морской союз перерос рамки объединения отдельных полисов и превратился в Афинскую державу, федеративное государственное образование нового типа, ранее в греческом мире неизвестное. В Афинской державе как новой форме федеративного объединения была сделана попытка преодоления полисной раздробленности и разобщенности. Основой объединительных тенденций в рамках Афинской державы было развитие рабовладельческого способа производства, подъем греческой экономики, развитие товарно-денежных отношений.

Создание довольно обширной экономической зоны в рамках Афинской державы, известная однородность социально-политических порядков, некоторая централизация государственного управления и преодоление полисной разобщенности были глубоко прогрессивным явлением в историческом развитии Греции V в. до н. э. Не только столичный полис Афины, но и большинство рядовых членов Афинской державы были заинтересованы в существовании этого объединения, поскольку членство в союзе способствовало их экономическому процветанию, утверждению демократических порядков и культурному развитию.

Однако далеко не все союзники мирились с господством Афин и выражением их недовольства были попытки выхода из состава Афинского морского союза. Такие попытки предпринимались сильными и крупными полисами, для которых афинское владычество ощущалось особенно тягостно и которые считали возможным обеспечивать свое существование в условиях полисной независимости. Как правило, такие города имели олигархическое правление и их недовольство великодержавной политикой Афин усугублялось социальными противоречиями, антипатиями олигархов к демократическим порядкам. Первые восстания против усиливающегося афинского, господства разразились на таких крупных островах Эгейского моря, как Наксос (469 г. до н. э.), Фасос (465 г. до н. э.) и в городе Халкида на острове Эвбея (446 г. до н. э.). Выступления мятежных союзников были подавлены военной силой. Афинские эскадры с отборными гоплитами на борту быстро навели спокойствие, стены восставших городов были разрушены, зачинщики восстания уничтожены, жители выплатили контрибуцию и должны были дать клятву верности Афинам. Примером такой клятвы является присяга жителей Халкиды, после того как была подавлена их попытка выйти из союза. «По следующим пунктам пусть принесут присягу халкидяне: я не изменю народу афинскому ни хитростями, ни происками какими-либо, ни словом, ни делом, не послушаюсь того, кто задумает изменить. И если кто-нибудь изменит, я сообщу афинянам. И подать я буду вносить афинянам такую, какую выхлопочу от афинян. И союзником я буду насколько смогу, лучшим и добросовестным. И народу афинскому буду помогать и содействовать, если кто-нибудь будет наносить обиду народу афинскому. Пусть принесут присягу из халкидян все совершеннолетние. А если кто не даст присяги, тот да будет лишен гражданской чести и пусть имущество его будет конфисковано...»

Были выступления против афинской гегемонии также на островах Самосе в 440 и Лесбосе в 427 гг. до н. э. Как правило, подавление таких попыток выхода из союза сопровождалось установлением демократических порядков и . приходом к власти демократических кругов, которые становились надежной опорой афинской власти прежде всего потому, что большинство членов союза было заинтересовано в существовании такого военно-политического и экономического объединения греческих полисов.

В укреплении могущества Афин и создании Афинской державы огромную роль сыграл Перикл — сын Ксантиппа (495—429 гг. до н. э.). Принадлежащий по происхождению к знатному афинскому роду, Перикл с начала своей политической деятельности в середине 60-х годов V в. до н. э. стал одним из лидеров афинской демократии и верно служил ей всю свою жизнь. Перикл получил прекрасное образование, был выдающимся оратором, талантливым государственным деятелем и полководцем. Его группировке принадлежала инициатива в проведении реформ внутреннего управления, которые привели к торжеству демократической системы в Афинах. Вместе с Эфиальтом он способствовал падению аристократического Ареопага и расширению функций Народного собрания, с его именем связано введение платы за участие в заседаниях гелиеи, Совете 500 и других должностей. Перикл и его сторонники разработали политику по превращению равноправного союза полисов, Делосской симмахии, в Афинскую державу с Афинами во главе. Перикл много сделал для превращения Афин в политическую и культурную столицу Эллады. Афиняне оказывали безусловное доверие к деятельности Перикла, одобряли его политику.

Выражением такого доверия было ежегодное избрание Перикла на высшую должность первого стратега с 444 по 429 гг. до н. э., единственный случай в истории демократических Афин, основным конституционным принципом которых было ежегодное переизбрание должностных лиц. Не только рядовая масса гражданства, но и выдающиеся люди греческого мира ценили государственную мудрость и образованность Перикла. Близкими друзьями и советниками Перикла были философ Анаксагор, ученый Дамон, великий греческий скульптор Фидий, замечательный греческий историк Геродот. Перикл охотно привлекал в Афины лучшие культурные силы Греции: художники, скульпторы, философы, авторы трагедий и комедий съезжались из многих городов в Афины, превратившиеся при Перикле в центр культурной жизни Греции.

Древняя Греция

Читайте в рубрике «Древняя Греция»:

/ Внутриполитическое положение Греции во второй половине V в. до н. э.
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам