Время свирепых лиц

Храм Карнака Храм Карнака

В государстве, созданном в Нильской долине, ключевую роль играл фараон. Он был средоточием порядка, сложившегося в стране, краеугольным камнем, на котором зиждилась целостность страны. Без него бы вся держава рассыпалась, как замок, возведенный из песка.

По преданию, последний фараон VI династии, Пиопи II, правил 94 года. Вскоре после его смерти — в середине XXII века до нашей эры — погибло и царство, хранимое им, царство, которое скрепляло, возможно, лишь его имя. Дряхлый, немощный царь (если верить легенде, донесшей до нас его возраст) тихо влачил свои дни в столице, а провинции уже давно жили своей жизнью, не сообразуясь с помыслами слабого старика.

Потом настал хаос. Цари VII и VIII династий, обретавшиеся в Мемфисе, еще пытались править всей страной, но никто не внимал этим призрачным фигурам, стремительно сменявшим друг друга в дни наступившей смуты. По легенде, сохраненной египетским жрецом и историком Манефоном, жившим вскоре после эпохи Александра Македонского, VII династия дала 70 царей, правивших в течение 70 дней, — образ, воплощающий все бессилие тогдашних фараонов, не способных и лишний день задержаться на троне. Смута разорила Египет. В запустение пришли оросительные каналы. Царь-голод стал править страной. Чтобы прокормиться, крестьяне распахивали холмы и носили воду на свои огороды вручную.

В общей сложности обе мемфисские династии пробыли у власти примерно четверть века. Но в эти годы если где и сохранялся порядок, так это в отдельных провинциях, где правили могущественные местные князья. Некоторые из них пытались подчинить своей власти всю страну. Так, к этому стремился правитель Коптоса (Верхний Египет), но ему удалось распространить свою власть лишь на земли, лежавшие в одном-двух днях пути по Нилу от Коптоса.

Через несколько десятилетий после падения Древнего царства на территории Египта сложились два крупных государства. Столица одного из них располагалась в Гераклеополе, в центральной части Египта. Здесь, начиная с 2140 года до нашей эры, правили могущественные удельные князья (по традиции их причисляют к IX и X египетским династиям). Их владения начинались в дельте, включали в себя богатый и плодородный Фаюмский оазис (низина на западном берегу Нила выше Каира, где располагается озеро, размеры которого в древности были гораздо больше нынешних), и простирались вплоть до Верхнего Египта, захватывая отдельные его области. Однако полвека спустя верх взяло, как уже было однажды в египетской истории, другое крупное княжество, расположенное на территории Верхнего Египта со столицей в Фивах.

В дельте же события смутного времени привели и вовсе к нашествию варваров. Заболоченная дельта, поросшая непроходимыми зарослями папируса, была освоена человеком позднее, чем долина Нила. В период Древнего царства северо-западные, северные и северно-восточные области дельты еще не были окончательно заселены и освоены египтянами. Теперь же здесь, на окраине страны, пользуясь попустительством властей, расселились в огромном числе кочевники-азиаты. Возможно, некоторые из них пришли сюда, последовав призыву мелких египетских князьков, нанимавших их на службу в дни междоусобиц с соседями. Другие же шли, потому что никто не мог их прогнать. «Подл азиат, плохо место, в котором он живет, — бедно оно водой, трудно проходимо из-за множества деревьев, дороги тяжелы из-за гор. Не сидит он на одном месте, ноги его бродят из нужды. Он сражается со времен Гора, но не побеждает, и сам он не бывает побежден» (пер. Р. И. Рубинштейн), — сказано об этих кочевниках в «Поучении гераклеопольского царя своему сыну Мерикара», которому пришлось на северных границах своего государства встречать азиатов. Те заняли плодородные земли дельты и к концу междуцарствия, похоже, полностью смешались с местным населением или же были изгнаны первыми правителями Среднего царства.

Этими правителями стали выходцы из Фив. Династия местных князей (она получила название XI династии) воцарилась в 2133 году до нашей эры и постепенно создала на территории Верхнего Египта государство, напоминавшее прежнюю величественную державу. Около ста лет фиванские цари боролись с правителями Гераклеополя и к середине XXI века до нашей эры завоевали весь, север страны. Впрочем, восстановить прежнюю централизацию сразу не удалось. Египет, по признанию многих историков, напоминал «феодальное государство».

Литературные тексты, оставшиеся от времен Первого междуцарствия, доносят до нас весь ужас и отчаяние египтян перед крушением привычного мира. В Древнем царстве все люди жили по законам, данным от века. Лишь разум, доблесть, прилежание или царская милость помогали человеку подняться вверх по социальной лестнице. Теперь же законы растоптаны, а «лучшими людьми» стали разбойники. «Речения Ипувера» (по другим предположениям, он жил в конце Среднего царства) навсегда сохранили память о времени, когда прежней правды было уже не сыскать. Вот некоторые цитаты из этого «Плача Смутного времени».

«Воистину: лица свирепы... Лучшая земля в руках банд. Человек поэтому идет пахать со своим щитом. Воистину: кроткие говорят: «[Человек свирепый] лицом стал повсюду. Нет нигде человека вчерашнего дня». Воистину: грабитель повсюду... Воистину: люди стали подобны птицам, • ищущим падаль. Грязь по всей стране. Нет человека, одеяние которого было бы белым в это время. Воистину: земля перевернулась, подобно гончарному кругу. Разбойник [стал] владельцем богатств... Воистину: корабль юга охвачен смутой. Города разрушены. Юг превратился в пустыню... Воистину чужеземной землей стала страна... Варвары извне пришли в Египет. Воистину: достигнуто» (пер. В. В. Струве).

Перестали поступать подати, а те, что еще приходили, расхищались. Прекратилась торговля с соседними странами. «Не едут [больше] люди на север в [Библ] сегодня. Что нам делать для [получения] кедров нашим мумиям, [ведь] в саркофагах из них погребались «чистые» и бывали набальзамированы маслом их [кедров] [вельможи] вплоть до Кефтиу [Крита]* Они не привозятся [больше]».

Лучше жизни стала теперь смерть, но и ей нет никакого почтения. «Мор по всей стране. Кровь повсюду. Не удаляется смерть... Воистину: многие трупы погребены в потоке [в Ниле]. Река [превратилась] в гробницу, [а] местом для бальзамирования сделалась река».

Все основы мира, в котором жили эти люди, сотряслись. Не осталось ничего надежного, устойчивого. Внезапно египтяне оказались жителями страны, где каждый волен устанавливать законы и диктовать их ближнему, страны, которую невозможно понять и принять. Отчаяние и цинизм охватывали выживших в этом жестоком мире. Все вечное, незыблемое — дворцы и гробницы, богатства и заслуги — оказалось преходящим.

Время междуцарствия было единственным периодом египетской истории, когда фараон казался своим подданным простым смертным — обычным человеком со всеми присущими ему слабостями, человеком, что постоянно ошибается и заблуждается. Смиренно гераклеопольский царь кается перед сыном в своих ошибках: «Не разрушай гробниц, уничтожая оставшиеся. Я сделал подобное. Случилось подобное тому, что я сделал».

И все-таки Египет восстал из руин, в которые его обратила дерзость людей!

Древний Египет
Читайте в рубрике «Древний Египет»:
/ Время свирепых лиц
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам