От связки тростника до бессчетных тонн камня

Долина царей Долина царей

Египет, эта «страна в себе», как порой называют ее историки, была изначально разъединенной страной — точнее, «двумя странами». Во все времена жители Египта сознавали, что их держава делится на две части — Верхний и Нижний Египет, а цари подчеркивали, что являются правителями «Обеих Земель», и носили двойную корону — белую и красную. Ее цвет напоминал о цвете корон, которыми владели египетские правители до объединения страны.

Узкой, длинной полосой — «стволом древа египетской государственности» — тянулся вдоль реки Верхний Египет; его ширина составляла всего от 6 до 30 километров. Нижний Египет раскидывался широкой «кроной» в дельте Нила, где река распадалась на бессчетные рукава и протоки. Ширина дельты у побережья моря, то есть в самом широком месте, достигала 250 километров.

Нижний Египет устремлен к Средиземному морю, к Азии и Европе. Его жители были легки на подъем, живо интересовались внешним миром; они были даже несколько космополитичны. Верхний Египет втиснут в рассохшуюся оправу пустыни и весь обращен к Африке. Его жители торговали преимущественно с населением областей, лежащих к югу от первого нильского порога, или с Нижним Египтом.

Жители «Обеих Земель» даже говорили на заметно разнящихся диалектах; различались их мифологические представления, их воззрения на мир. Фактически Древний Египет был конфедерацией двух государств, объединенных еще в незапамятные времена, — в те времена, от которых мы не упомним ни крови, ни слез, а потому не догадываемся, каких усилий потребовало, по-видимому, объединение страны и каких жертв оно стоило. В дали времен все царствования выглядят идиллически. Но вновь и вновь идиллия нарушалась, и едва лишь власть фараона ослабевала, как Египет распадался на части. Начиналось новое смутное время.

Итак, события ранней истории Египта скрыты от нас тьмой времен. Что происходило в годы правления I династии? На чем основано предание о царе Мине (по-гречески Менесе), который объединил Верхний и Нижний Египет в одну страну и основал около 2900 года до нашей эры Раннее царство? Существовал ли этот царь? Возможно, с его именем связано лишь начало летописной традиции? И что побудило жителей Верхнего Египта вторгнуться в соседнюю страну и покорить ее? Было ли завоевание стремительным или растянулось на несколько поколений? Что чувствовали, наконец, жители Нижнего Египта — в их страну вторглись чужеземцы или нет?

Парадокс состоит в том, что источники по истории Древнего Египта гораздо более скупы и обрывочны, чем материалы, например, по истории Шумера, и хорошо документированы лишь события эпохи Нового царства. Ведь египтяне, чья иероглифическая письменность складывалась уже в годы правления первых династий, писали на папирусе — материале крайне непрочном, хрупком, который сохранился гораздо хуже, чем глиняные таблички шумеров. Историки не случайно подчеркивают, что «наше представление о Египте как о чем-то давно знакомом и понятном — миф, рожденный европейской культурой и не имеющий под собой реальной исторической почвы».

По-видимому, эпоха первых двух династий (2900 — 2650 гг. до н. э.) была временем консолидации, объединения двух разнородных культур, чему предшествовала, вероятно, длительная война. Лишь начиная с III династии возникла знакомая нам самобытная «египетская» культура.

Согласно преданию, донесенному до нас Геродотом, царь Мин основал столицу объединенной державы на границе Верхнего и Нижнего Египта. Этот город, располагавшийся близ современного Каира, греки назвали впоследствии Мемфисом, а сами египтяне звали его Хет-ка-Птах (возможно, от этого названия и происходит греческое слово «Айпоптос», «Египет»). Отсюда было удобно управлять и севером, и югом страны. Для защиты столицы от наводнений Мин возвел плотину, направив воды Нила по новому руслу. По-видимому, уже при его преемниках египтяне начали проникать в области, лежавшие по соседству с Нильской долиной, — в Ливию и на Синайский полуостров, а также в Нубию.

Первые династии Египта известны нам, главным образом, по памятникам материальной культуры — архитектуры, скульптуры и ремесел. Наиболее любопытны гробницы царей и чиновников того времени — мастабы. Это своего рода прямоугольные надстройки над могилой, возведенные из кирпича-сырца и напоминающие земное жилище человека. Мощные скошенные стены, украшенные декоративными нишами, низкие своды, плоские крыши — архитектура мастаб напоминает месопотамскую, ведь и там, и здесь пока главный материал — глина, сырцовый кирпич (его делали из нильского ила с добавлением рубленой соломы и песка). Но на этом сходство обрывается — в Египте, по берегам Нила, на многие километры тянулись гряды известняковых холмов, откуда можно было брать камень для строительства, много камня.

Вот один из фараонов приказал обложить свою гробницу гранитными плитами. Для другого фараона всю наземную часть гробницы возвели из известняковых плит. Тем же временем датировано письменное сообщение о строительстве каменного храма.

Лишь при III династии окончательно восторжествовал главный материал египетской культуры — камень. В его обработке египтяне достигли поразительного мастерства. В Саккаре, на южной окраине Мемфиса, из белых известняковых блоков возвели ступенчатую пирамиду Джосера (ок. 2620 г. до н. э.) — первую пирамиду из камня, «мать пирамид». Ее высота — 60 метров, а масса — 900 тысяч тонн; площадь основания составляет 160 х 12O метров. Эта гробница не только служит «домом вечности» для царя, но и вечно прославляет его величие и могущество.

Вглядываясь в ее очертания, мы видим, что она состоит из шести поставленных друг на друга мастаб, понемногу уменьшающихся в размерах. Правильнее было бы назвать ее «ступенчатой мастабой». Хорошо видно, что зодчий — его звали Имхотеп (впоследствии этот архитектор, врачеватель и мудрец будет обожествлен) — пока еще относится к камню, как к глине, как к сырцовому кирпичу; он боится положиться на прочность и долговечность нового материала. Многие элементы каменных конструкций явственно напоминают прежние, традиционные для египтян материалы. Так, колонны сложены из кусков известняка, сходных по форме с кирпичами. Каннелюры (бороздки) колонн делают их похожими на толстые связки тростника, обмазанные глиной, — из этого материала и возводились прежде колонны.

Вообще же такого рода каменные постройки — надгробные сооружения и храмы — все отчетливее напоминают нильские скалы; они кажутся продолжением горных круч и, подобно им, также стремятся ввысь. Египтянам, живущим вдали от других народов, некому подражать — только образцам, явленным им Природой.

Новые каноны искусства складывались чрезвычайно быстро. Менее ста лет разделяют первую — ученическую — пирамиду Джосера и грандиозную Большую пирамиду Хеопса, возведенную около 2540 года до нашей эры, — шедевр немыслимой точности.

Покорению пространства — воздвижению домов, что выше самых высоких гор, — сопутствовало покорение времени. Еще в глубокой древности египтяне создали календарь продолжительностью 365 дней. Впрочем, он нужен был лишь для проведения официальных церемоний, в повседневной жизни его почти не использовали — крестьяне не интересовались пустым счетом дней, они пахали и сеяли, приноравливаясь к разливам Нила.

Река же эта капризна. Она разливалась то на несколько дней раньше, то позже ожидаемого срока. Обычно половодье начиналось в Южном Египте в конце мая, а в районе Мемфиса — в середине июня. Наивысшего уровня разлив достигал к концу сентября, а к ноябрю река возвращалась в берега.

Из года в год жрецы записывали время между разливами Нила и определяли среднюю величину — 365 дней. Тогда они и обратили внимание на то, что столько же дней разделяют первое появление Сириуса на востоке небосвода. Большей точности в то время не требовалось. Календарь, как и пирамиды, стал вечным памятником египетской цивилизации.

В этом календаре первые цифры потерялись во мгле времен. Мы мало что знаем об административной деятельности ранних фараонов. Можно полагать, что с объединением Египта в стране воцарился мир и начала создаваться единая система ирригационных сооружений, ставшая основой развития земледелия. Осушались болота, орошались пустующие земли, росли урожаи, все выше становилась численность населения. Началось строительство городов, оживилась торговля, сформировалась когорта чиновников.

В анналах фараонов первых династий упоминались, главным образом, мирные деяния: религиозные церемонии, возведение новых зданий; отмечался уровень воды в Ниле. Благополучие страны — дело рук фараона; нищета и нужда — козни враждебных ему богов. Самые разные обряды напоминали об этом: так, когда наступало время разлива Нила, фараон бросал в реку свиток, в котором содержался приказ начать разлив, он же срезал первый сноп на празднике жатвы и приносил благодарственную жертву богине урожая в конце полевых работ. Войны же и завоевательные походы мало занимали внимание царей.

Остается лишь гадать о том, какой была обстановка в стране в те времена. Судить о ней можно, пожалуй, по популярности некоторых богов. Так, поначалу фараон считался олицетворением бога Гора, но фараоны II династии некоторое время уподоблялись богу Сету, то бишь противнику Гора. Мы не знаем, что было причиной религиозной реформы, но, очевидно, ей предшествовали какие-то столкновения между придворными партиями или даже между разными регионами страны.

Древний Египет
Читайте в рубрике «Древний Египет»:
/ От связки тростника до бессчетных тонн камня
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам