Семь лет великого изобилия

Нубийцы приносящие дары Нубийцы приносящие дары

Большинство туристов, приезжающих в Египет, с первых шагов ощущают своеобычие этой страны. Ведь мы привыкли к летним дождям и ливням, к зеленеющей до горизонта траве, к облакам, лениво бегущим по небу, к своевольному ветру. Мы привыкли к разнообразию, к пестрым пейзажам и переменчивому климату. Египет же — страна, где постоянство так же въелось в географическую даль, как мириады песчинок в ложе пустыни. Страна, где почти никогда не идут дожди, где жизнь теплится, бурлит, кипит на узкой полоске земли по обеим сторонам Нила, великой реки, протянувшейся с юга на север.

Мы оказались в той стране, где все раскрашено двумя красками, где все поделено на зеленое и желтое — на правду жизни и кривду смерти, на луг, обступивший берег реки, и пустыню, рассыпавшуюся, раскатившуюся до пределов видимого. Здесь, перед нами, все цветет; там, вдали, все безжизненно. Если бы внезапно Нил пересох, не осталось бы жизни в этой стране, где вот уже пять тысяч лет пылает светоч древней мудрости и цветет лотос древней культуры.

В современном Египте более 95% всей территории занимают пустыни. На оставшейся полоске земли проживает до 99% всего населения страны. Плотность населения здесь превышает 650 человек на квадратный километр. Деревушки, в которых живут крестьяне, располагаются вплотную друг к другу. Порой Нильская долина кажется одноэтажным городом, протянувшимся на сотни километров вдоль реки, или одним гигантским оазисом.

Две с половиной тысячи лет назад Геродот назвал страну фараонов «даром Нила», сказав, что «Египет есть вся та земля, которую водами своими орошает Нил, а египтяне все те, которые живут ниже города Элефантины и пьют воду из реки Нила», и с этим мудрецом, видавшим едва ли не всю ойкумену, трудно не согласиться. При слове «Египет» редко кто вспомнит оазисы в Ливийской пустыне. Египет.— это долина Нила от побережья Средиземного моря до первого нильского порога (по прямой это расстояние равно примерно 800 километрам, то есть немногим больше расстояния, разделяющего Москву и Петербург).

Каждый год воды Нила, разливаясь, пробуждают к жизни страну, и тогда она становится подобна воскресшему богу. По цвету черной плодородной земли, орошаемой Нилом, египтяне и называли свою родину «Кемет» — «Черная». Эта земля могла давать два-три урожая в год, ведь ил, приносимый рекой, содержал массу органических остатков и минеральных частиц, а потому был идеальным естественным удобрением. Древним жителям Нильской долины достаточно было бросить в эти наносы семена, и они были обеспечены урожаем до следующего разлива. Оставалось лишь удержать воду, спасти посевы от вековой засухи. Для этого воды Нила во время паводка направляли насыпями, возведенными перпендикулярно руслу реки, в специальные бассейны, а оттуда, когда уровень Нила спадал, спускали воду в каналы.

Какой же была долина Нила в глубокой древности, когда здесь не было еще никаких оросительных сооружений? В те времена вдоль реки тянулись топи, заросшие кустарником и папирусом (нильским тростником); в этих зарослях гнездилось множество птиц. Тучи насекомых кружились над болотами. Стерегли своих жертв крокодилы. Приходили на водопой львы и гепарды, антилопы и жирафы. Флора и фауна Египта напоминали тогда растительный и животный мир современного Южного Судана. И почти у самого берега начиналась пустыня — мертвая земля, еще не пробужденная к жизни человеком.

Племена, населявшие Египет в доисторическую эпоху, ютились на узкой полоске земли, разделявшей приречные джунгли и прибрежную пустыню. Чтобы расширить свои владения, люди вырубали кустарник, пядь за пядью осушали заболоченные участки и к началу IV тысячелетия до нашей эры, тяжко, мучительно трудясь, осушили немалую часть их. Но за людьми, как тень, следовала пустыня, наступая на отвоеванные земли. Приходилось поливать расчищенные участки из кувшинов, подводить к ним воду, чтобы земля не растрескалась, не покрылась коркой, — а еще лучше было удерживать воду, принесенную Нилом, когда он выходил из берегов. Но научившись это делать, проложив оросительные каналы, люди оказались в другой западне — теперь они зависели от разливов Нила, обусловленных таянием снегов в Абиссинских горах и тропическими ливнями в районе Великих озер Центральной Африки. Если уровень воды в реке оказывался метра на полтора меньше обычного, то урожая не было — год выдавался голодным, так как поля получали мало влаги, а земля вдали от реки и вовсе не орошалась. Если же вода в Ниле поднималась заметно выше обычного, то река сметала плотины и ограждения, сносила деревни, застроенные глиняными домишками, смывала сады, виноградники и пальмовые рощи, губила людей и животных.

Библейские сны о «семи коровах тучных плотью и хороших видом» и «семи коровах худых» из века в век воплощались для жителей Египта в «семь лет великого изобилия» и «семь лет голода» (Быт 41, 18— 19, 29 — 30). Спасал от голода труд. Поэтому было бы ошибкой представлять себе египтян «беспечными лотофагами, нежащимися на солнце».

Другим важным фактором, определявшим жизнь египтян, было географическое положение их страны. Бескрайние пустыни, простиравшиеся к востоку и западу от Нила, надежнее любых «великих стен» защищали Египет от завоевателей. Ни одна победоносная армия долго не могла справиться с войском из мириадов мертвых песчинок. Лишь узкий Суэцкий перешеек соединял страну с остальным миром — с Азией. Чтобы добраться до Палестины или Красного моря, караван проводил в пути примерно неделю. Труден был и морской путь. Долгое время корабли плавали лишь вдоль побережья, стараясь не удаляться в открытое море, а потому путь к берегам современного Ливана занимал более недели.

Почти две тысячи лет сама Природа защищала Египет от чужих армий. За это время варвары лишь дважды вторгались в страну; это были гиксосы и «народы моря». Однако египетские солдаты все так же напряженно вглядывались в пустынную даль, в безжизненную и загадочную даль, ожидая приближения врага. Пограничные гарнизоны располагались у первого нильского порога, а также на северо-западе страны, где могли напасть ливийские племена, и на Суэце, готовясь сдержать орды азиатов, буде они придут.

Итак, сама география делала Египет не похожим на другие древние государства, что возникали в Месопотамии, Анатолии, Палестине. Египтяне не содержали огромной армии, чтобы отражать набеги воинственных соседей. Веками они жили в безопасности, а потому глядели на Мир, в том числе на загробный мир, куда оптимистичнее других народов.

Главной бедой, грозившей стране, был скудный разлив Нила. Но голодный год надо было переждать, перетерпеть, и тогда наступали опять «семь лет великого изобилия». Все в жизни шло своим чередом — горесть и радость, добро и зло. Кормилец Нил вновь катил полные воды. Солнце изо дня в день возвращалось на небосвод, побеждая тьму. Свет торжествовал над смертью, живая вода Нила — над мертвой пустыней, и это рождало веру в сердцах людей — веру в то, что и душа человеческая, подобно сияющим лучам, не будет уничтожена мраком смерти, а останется жить вечно.

Древний Египет
Читайте в рубрике «Древний Египет»:
/ Семь лет великого изобилия
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам